Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это

Влад ЮРКУН
НЕИЗВЕСТНАЯ



Он был странный - маленький и невзрачный, с крупными стекляшками очков, вечно сваливавшихся с носа. Он был похож на Дастина Хоффмана, точнее - на его героиню - на Тутси. Но только внешне. А в остальном... Любая вещь неказисто висела на нем странным балахоном, движения его были неуклюжи. Всякий раз, когда его что-то удивляло или возмущало, он сжимался, и лопатки за его плечами едва слышно встречались друг с другом.

Странное существо встретилось мне однажды: оно носило мужское имя Андрей.

Сначала казалось, что оно совершенно ничего не умеет. Потом мы нашли ему применение. Оказалось, оно сносно готовит и может постирать все, вплоть до носков и нижнего белья. Работу эту оно выполняло с удовольствием и примерной тщательностью.

Вскоре я открыл в нем нечто более примечательное.

Вдруг я заметил его постоянное стремление подложить мне за трапезой кусочек лучше. Хотя долгое время я был увлечен в нем другим. Андрей легко мог процитировать любого русского классика. На случайно брошенную мной реплику какого-нибудь литературного героя, он умудрялся ответить едва ли не точно по тексту - тем, что за ней следовало.

Встреча наша состоялась на первом курсе факультета Романо-германской филологии, в последних, возможно, за всю историю отечественного образования, колхозных десантах, в русской глуши, соседней с Московской губернии.

Вечерами мы сидели на последнем ярусе полуразрушенной деревенской колокольни, провожали закаты и спорили о чем-то...

Существо, хотя и отличалось умом и сообразительностью, стало с моей стороны объектом постоянных насмешек и шуток, к которым, впрочем, относилось совершенно равнодушно.

Потом Андрей ненадолго исчез из поля моего зрения. Мы встретились вновь лет пять спустя. Я узнал его сразу, как только мы столкнулись взглядами на одном столичном вокзале.

"Да и где его еще можно встретить", - подумал я, но ошибся, заподозрив нечто нехорошее. Все оказалось совершенно наоборот. Как я узнал его? По глазам, по походке и, как это ни странно, - по лицу. Черные горошины глаз, уточненная томность, едва заметная улыбка в аккуратно сложенных тонких губах, поверх всего этого я сам быстро дорисовал небольшую черную шляпку и редкую вуаль.

Вы узнали этот портрет? "Неизвестная". "Незнакомка".

Как я догадался?..

...Был один из тех осенних вечеров, когда хочется долго и бесконечно молчать, сидя на краю деревни на крыльце старого дома. Но мы, немного выпив, говорили. Товарищи шумели где-то внизу у реки. Близилось тихое предзакатное время откровений, когда кажется, что в тенях опускающейся ночи, ты можешь спрятать от чужих глаз свои глаза и без всякого стеснения рассказать о себе что-нибудь такое.

Кто-то из нас придумал сыграть в эту незатейливую игру - выдать о себе самое затаенное - самое плохое, самое ужасное в своей жизни. Я рассказал свою готовую для такого случая историю. Моя "сказка" о том, как напуганную в ночное старушку через два дня понесли на погост, среди других историй о мелких детских кражах и обманах, выглядела целым готическим романом и была выслушана в подходящем для случая молчании. Но здесь в поле у костра, куда перемещалась к полуночи вся наша компания, каждое сказанное слово, каждый чей-то прерванный срывающимся дыханием незаконченный монолог, был прелюдией почти к тургеневскому рассказу.

Дошла очередь и до Андрея. Нашему существу откровенничать судя по всему не хотелось. Врать, надо сказать, оно совершенно не умело. Он молчал... А потом, пристыженный грубыми и обидными выкриками пацанов, неожиданно бросил: "А я ничего такого не могу рассказать, я ничего такого, как вы, не делал...". И, всхлипывая, убежал прочь.

В одиночестве я возвращался в деревню, и уже где-то у самого дома услышал нашего Андрея. Он рыдал на широкой скамье у колодца.

Тогда он почему-то и рассказал мне то, что я слышал в первый раз, что было мне непонятно, неприятно, что не укладывалось в привычные рамки тех моих представлений о жизни.

...Потом, когда настала пора учиться, я эту тайну не сохранил, шепотком пустил слух по друзьям. Да уже кое-что из его прошлой жизни рассказывали нам его школьные товарищи. Впрочем, и мы с ним считались друзьями. Но слухов и сплетен о нем ходило уже предостаточно, потому мои разговоры тогда ему уже не повредили. Он часто пропадал в больницах, а вскоре перевелся на заочное в другой вуз. Я почти забыл о его существовании и вспоминал лишь тогда, когда вновь нужно было рассказать какую-нибудь необычную историю. Теперь эта была история о мальчике с сердцем девочки, густо сдобренная разными смешными небылицами об Андрее.

И вот встретились. Разговорились. Он рассказал, что мечта его сбылась. Было уже несколько операций, впереди еще несколько. Он счастлив, имеет работу - хорошую и по столичным меркам, друга. Скоро собираются заключить брак. По паспорту он уже не Андрей, а Александра - "Саша", - как он мне представился.

Вспоминали студенческие годы. Обменялись телефонами, спустя месяц мне позвонили и пригласили на свадьбу. Я аж сморщился у телефонной трубки, едва сдерживая смех. Какая может быть свадьба. Шутка? Розыгрыш?

Оказалось все всерьез. Не зная, что ответить сразу, застигнутый врасплох, я пообещал перезвонить. Перезвонил. Мне ответил незнакомый мужской голос, представившийся Николаем, "женихом Александры". Разговорились... И вдруг просьба - "Прошу вас быть свидетелем с моей стороны".

"Как, мы впервые разговариваем, а обыкновенно на эту роль приглашают самых близких друзей...", - недоумевал я, пытаясь вести разговор как можно серьезнее, скрывая так и не исчезнувший мой скептицизм по поводу столь необычной "метаморфозы" моего прежнего товарища.

"Понимаете, вы же были друзьями, вы же все знаете про нее, я люблю Сашу, но я не хочу, что бы мои коллеги..., понимаете, они не все так, как надо, воспримут".

"А я как восприму?"

"Но мне казалось, что вы понимаете Сашу, она мне рассказывала...".

"Ну, хорошо, хорошо... ", - прервал я разговор, почувствовав, как краснею от некоторых воспоминаний.

"Я согласен...".

Свадьба была скромной по числу гостей, но не аскетичной. Дорогие костюмы, автомобиль, ресторан "Пекин" после загса (семья Саши родом с Востока).

Здесь я впервые и увидел родителей моего "друга". Он был младшим сыном в семье военного прокурора. Старший - известный в столице художник, но тоже не без странностей. Его картины поражают своей необычной цветовой гаммой, но мало кто знает, что он дальтоник.

После обеда в ресторане отец Саши повез меня домой. Весь вечер мне было как-то не по себе. Меня смущало все происходящее, казалось придуманным и несерьезным. Не верилось, что все это возможно так просто, так обыденно, так незаметно. Я не выдержал и бесцеремонно спросил у него, как он относится ко всему.

"Как... Как?", - с разными интонациями произнес он.

"Ведь вы с Востока, и Андрей всегда боялся вас, вашей реакции?"

"Как... Как? Какая разница теперь. Мы столько пережили, что теперь, когда он счастлив - мы счастливы. И больше я ничего не хочу понимать".

Мы подъехали к дому.

"Спасибо вам, вот это вам просили передать молодожены", - сказал отец Андрея, передавая мне сверток.

Мы попрощались.

В полумраке лифта я чуть надорвал бумагу. Это была "Незнакомка" - качественно сделанная гравюра. Та самая - "Незнакомка".

Почему "Незнакомка"? Просто в ту осеннюю Андрей сознался мне, что в ней его идеал красоты. Он мечтал быть похожим на "Незнакомку". Так он и поступил. Умелые хирурги сделали свое дело.

Так что если вдруг где-нибудь на московской улице встретите знакомое с детства лицо "Незнакомки", быть может, - это она - Саша, это он - мой старый и случайный друг Андрей.

Лето, 1998



Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это
Copyright © В. Юркун, 1998
Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это