Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это


ЮРКУН
ЛАДОШКА



Больше всего мне запомнились его руки - мягкие и теплые, немного пухлые, словно у ребенка.

Я шел по городу, вглядываясь в лицо каждого встречного парня: он или не он. Неудачи с друзьями истрепали меня, я был на грани нервного срыва. Я не замечал, как оказывался на набережной. Я наклонялся над невысокой оградой реки и смотрел, пытаясь разглядеть дно. Вода была разной: то серой, то голубой, с ровными рядами белых облаков, иногда пролетали чайки, наводя на меня еще большую тоску истеричными криками. Отчаявшись разглядеть прибрежное дно, я поднимал глаза к небу, и вновь оно плыло - то серое, то голубое, с ровными рядами облаков...

Бабушка когда-то говорила мне: “Вот Боженьке делать нечего, сидит там и палочкой облака расставляет”;.

Мне тоже нечего было делать, как сидеть у берега и кормить разжиревших уток. Так прошла неделя, еще одна. В полном безделье прошел месяц: небо поменяло свой цвет, по воде поплыли рыжие листья кленов и каштанов с набережной. И звуки стали другими. Я полюбил набережную и перестал вглядываться в речное дно. Теперь я слушал голоса, доносившиеся из-под пышных крон каштановых деревьев. Поспели каштаны, нежными сочными плодами лакомились мальчишки.

Они взбирались по стволам невысоких каштановых деревьев и сбивали с самых длинных веток орехи, разбивавшиеся о землю. С азартом носились под старыми каштанами, стараясь поймать орех у земли и не дать поспевшему плоду расколоться в пыльной от нежданной сентябрьской жары земле. Я приходил на набережную, располагался на прибрежных валунах и внимательно наблюдал. Каштаны быстро созревали под жгучим осенним солнцем.

Я медленным шагом устремлялся к реке по узким безлюдным переулкам. Наступало то время, когда даже здесь, в центре города, во всем чувствовалась особая осенняя спелость. Ни опавшая листва, ни налившиеся соками и уже чуть прозрачные в своей глубине антоновские яблоки в старых городских садах, ни алые гроздья красной и подернутые серой паутиной гроздья черной рябины - ничто еще не успел затронуть поздний осенний тлен. Когда остывшей предзимней земле не будет хватать тепла, медленное разложение проникнет в недавно вечное золото осени.

Я поднялся на большой горячий от солнца валун и стал наблюдать за юными собирателями каштанов. Их щедрый и редкий для среднерусской полосы урожай был на исходе. Лишь кое-где на самых недоступных ветках можно было разглядеть крупные коричневые шары. Солнце шло на закат. На всей набережной я заметил только двоих мальчишек - прямо напротив меня - и на самой макушке высокого каштана редкую целую ветку, на которой почти каждый нежный весенний цветок белоснежной свечи превратился в темно-коричневый плод. Невысокого роста паренек, ловко ухватившись одной рукой за гибкий ствол каштана, другой уже довольно долго безуспешно раскачивал сук.

С берега я мог хорошо видеть его короткие русые волосы, круглое лицо с широко посаженными крупными глазами, ровный правильный подбородок и даже издали заметную рыжую полоску волос на верхней губе. Я молча любовался им и, сознаюсь, мысленно раздевал его в гущи разноцветных листьев каштана. Рубашка его растрепалась и мешала. Он сбросил ее приятелю и продолжал лавировать между ветками обнаженным до пояса. Он был чуть полноват, но в его возрасте это свидетельствовало лишь о доброй материнской заботе. Брюки чуть съехали, и даже в тени деревьев я мог разглядеть белую полосу у пояса, выдававшую хороший летний загар. Но тут его нога потеряла опору и он, обламывая ветки, рухнул вниз...

Я не успел понять, что произошло, как он умело приземлился, а в его руке оказалась заветная ветка каштана. С приятелем они поделили орехи. Я уже был готов проводить взглядом свою очередную фантазию, но он не ушел, а направился прямо ко мне, к берегу реки, и только тогда я заметил ссадину на его руке.

Он ловко подобрался по валунам к кромке воды в полуметре от меня и осторожно смывал с окровавленной ссадины грязь и пыль. Струйки воды стекали по плечу на грудь, на спину и исчезали в неглубокой ложбинке между ягодиц. Он несколько раз обернулся и вопросительно посмотрел на меня. Я смутился, понимая, что нельзя было не заметить мой долгий пристальный заинтересованный взгляд. Не оставалось ничего, чтобы преодолеть эту неловкость и заговорить тотчас, как только наши глаза встретились в следующий раз.

- Привет, ну как каштаны, неужели так вкусно и того стоит, - я указал глазами на сочившуюся кровь, - ...кстати, лучше чем-нибудь перевязать. Вот, могу дать платок.

- Спасибо... Антон! - протянул он мне руку и ловко перебрался ко мне на валун.

- Хочешь попробовать, - на его ладони лежал крупный орех каштана.

Я представился, мы разговорились. Беседуя о пустяках, я пристально изучал его. Я был старше всего на каких-то два с половиной года и с удивлением находил в нем так много из внезапно утраченного мною. И выражение лица его, и глаза, и движения рук и всего тела были так непринужденны и свободны, как у молодого зверя на лоне недоступной дикой природы.

Мы долго сидели на валуне, солнце почти исчезло в речной воде, похолодало. Изредка мимо проносились прогулочные катера. В одиннадцать вверх по реке уплывал последний катер и возвращался лишь под утро.

Я смотрел, не стесняясь, прямо ему в глаза и понимал, что уже люблю его, люблю за то, что в нем еще так сильно присутствовала та непосредственность и живость, которые с каждым днем все быстрее уходили из меня. Я видел в нем себя совсем вчерашнего, которого еще сам не успел забыть - веселого и беззаботного, с легким ветерком в голове, способным без всяких усилий запросто исполнить любую мелодию в этой жизни. Я видел и то, что уже упустил - огромную свободу чувствовать и выбирать, а я был закован наручниками непреодолимых условностей, придуманных мною же.

А катера шли, и скоро уходил последний...

Я прежде часто дожидался последнего полупустого катера, в одиночестве проводил ночь, вслушиваясь в шум воды. Я уже придумал заманить Антона на катер, я представлял себе, как на верхней палубе не будет никого и только звезды, луна и легкий прохладный речной ветерок, остужающий разогревшуюся плоть. Мое воображение рисовало изощренные сексуальные картинки. Я догадывался, что им очень просто будет овладеть, я думал, как сознательно стану оттягивать удовольствие, и, как он, измученный моим странным поведением, просто и легко согласится на все, уже ничего не понимая. Будет достаточно бутылки легкого вина на двоих.

- Послушай, ты домой собираешься, а то приглашаю прокатиться на катере, вернемся к первому трамваю, перед самым восходом, ты когда-нибудь плавал вверх по реке?

- Ну. А что делать-то там будем...

- Можно что-нибудь выпить в баре, поболтать, потанцевать с девчонками, посмотреть фильм на нижней палубе. Так как?

- Ну. Поехали, раз приглашаешь...

Я торжествовал. Так просто заполучить его себе. Мне казалось, что мною уже одержана полная победа. Вот он рядом - белобрысый парень, умница - ни дурак, судя по всему. И что-то в нем есть. Не только тело, и глаза такие разные, но все выдают. И он уже, наверное, догадывается, что мне от него нужно, иначе бы не согласился поехать.

- Пойдем на пристань, скоро последний катер, - какой славный парень, вновь думал я. Добрый, надо и мне быть с ним таким, и все-время нукает очень мило.

На катере было немноголюдно. Несколько дачников отправлялись с опозданием на свои участки, две, три влюбленные парочки примостились на корме. Мы взяли пиво и поднялись на верхнюю палубу. Одет Антон был совсем легко, под этим предлогом я прижал его к себе под куртку.

- Ты пьешь пиво?

- Ну, не знаю, надо попробовать...

- Ты что, не пил никогда пива?

Он стушевался. И стал оправдываться. Каким еще более беспомощным и оттого доступным он становился, смущаясь.

- Я пил, пил, - оправдывался Антон, отстраняя с плеча мою левую руку (и я опять чувствовал мягкую чуть охолодевшую ладошку), - шампанское пил, даже водку пробовал уже.

Я испугался огорчить его. Я сам терпеть не мог пива и не понимал тех, кто находит большое удовольствие в употреблении этой странной жидкости. Может быть потому, что в мужских кампаниях мне всегда хотелось заняться чем-нибудь иным, чем пустыми разговорами о бабах, политике и деньгах. А потом - как глупы и тщеславны многие мужчины за бутылкой пива. Впрочем, в ритуале мужских вечеринок с пивом было и для меня нечто привлекательное: сам вид этих лиц, этих губ, посасывающих нечто из горлышек пивных бутылок...

- Я сам пиво терпеть не могу, предлагаю что-нибудь другое. Спустимся в бар?

- Да, а то прохладно стало.

Он опьянел очень быстро, язычок его стал заплетаться, я поддерживал его за стойкой бара левой рукой, которая почти проникла к нему под брюки и лежала на теплых шариках ягодиц. На меня смотрели два зеленых глаза волчонка, который еще не научился охотиться и совсем не чувствовал адреналина в крови загнанной им жертвы, но уже мог больно цапнуть за руку своими молодыми зубками.

Я действовал расчетливо, цель моя была заполучить это тело как можно проще, заполучить именно тело, которое уже не могло бы сопротивляться. Антон чуть пошатывался, когда мы вновь поднялись на верхнюю палубу (здесь никого не было). Мы присели, его голова оказалась на моей груди. Он был доступный, но странно, что во мне вдруг возникли совершенно другие чувства. Он заснул, во мне страсть и вожделение боролись с обыкновенной человеческой нежностью. Я чувствовал его тепло, почти слышал биение его сердца и его легкое посапывание носом во сне. Мне и так было хорошо с ним на руках, потому что сейчас во сне он был мой, только мой.

Свет на верхней палубе отключили. Луна освещала его лицо. Я смотрел то на него, то на серебристую лунную дорожку на реке, то на луну, и снова на его лицо. Я поправил на нем куртку и рукой почувствовал ледяной холод мочки его уха. Я опустился и осторожно взял ее губами. От его волос пахло каштанами.

Я понял, что он сразу почувствовал мое прикосновение, но не подал виду. Тогда я осмелел и прошелся языком по его шее, левой рукой проникнув под ширинку его брюк. Там было тепло и немного влажно, едва угадывались очертания его члена.

Когда я поцеловал его в губы, и стал упрямо проситься внутрь, он открыл глаза. Я не сразу заметил это в полутьме. Лишь на очередном изгибе реки, когда лунный свет упал прямо на его лицо, я увидел, что он пристально и вопрошающе смотрит на меня. Я на мгновение остановился в сомнении, но теперь уже он сам поцеловал меня, и улыбнулся.

- Тебе нравится? - спросил я.

Он еще шире улыбнулся, ничего не сказал, только поправил мою руку у себя между ног.

Больше не нужно было слов, все слова были забыты...

...Катер медленно возвращался в город. Антон спал у меня на коленях, я не замечал этого и разговаривал с ним.

- Знаешь, как тяжело понять и принять всю прелесть мужского одиночества. Одиночества в другом, никому не понятном смысле этого слова, кроме геев. Одиночества, когда ты с ним - один на один. И он - такой же, как ты, и ты - такой же, как он. Пара мужчин - как братья-близнецы, рожденные в одной утробе, встретившись один раз, чувствуют друг друга, знают друг о друге. Это больше, чем любовь, это труднее, чем любовь, это сильнее, чем любовь. Это вовсе не любовь.

- Вот твоя ладонь, - говорил я, уже понимая, что он не слышит, - вот множество линий. А вот моя - и линий гораздо больше. Сегодня появилась еще одна. Поверь, появилась, и у тебя тоже. И вот так линия за линией, и очень часто ни одного перекрестка. Ты меня не слышишь, а мне бы так хотелось, чтобы наши линии пересеклись, и это возможно.

Я замолчал и молчал до самой пристани, не смыкая глаз. Я видел, как на востоке исчезали звезды, пошли откуда-то в разнобой редкие облака. На этот раз они не выстраивались в ровные линии. Наверное, их разводящий спал. ...Ты спал. Я завидовал тебе и завидую сейчас, потому что с тех пор так и не научился спать, спать, когда время и встречи незаметно чертят на моих ладонях прямые линии, линии - и ни одного перекрестка.

Антон проснулся у самой пристани, когда капитан несколько раз просигналил укрывшимся по углам пассажирам о прибытии, и почему-то прятал от меня свои глаза..

* * *

- Скоро пойдет первый трамвай, мне нужно уходить.

- Но ведь мы еще увидимся?..

- Да, завтра вечером - у каштанов.

- У каштанов, завтра вечером, - повторил я.

- Ну, вот и все - пора.

Мы поцеловались в губы.

- Подожди, еще...

Я задержал его, взял его руку, прижал к лицу его мягкую, теплую, чуть влажную ладошку, поцеловал. Отпустил.

- До завтра, в шесть, у каштанов.

И потом долго провожал взглядом уходящий с ним трамвай.

...Он не пришел завтра.

Он не пришел послезавтра.

Он с тех пор не приходил.

Я со странным спокойствием отнесся тогда к этому. Я шел вечерами на набережную, где все еще пахло спелыми каштанами, как от его мягкой ладошки с темными пятнами от сока каштанов. Здесь каждый белобрысый парень был для меня немного им.

Вечера стали холодными, все сильнее чувствовалась близость зимы.

Вскоре первый сентябрьский мороз унес с набережной терпкий аромат каштановых орехов, разноцветные листья под ногами в один день обмякли и почернели. Я стоял на том же валуне и долго смотрел на застывшую осеннюю реку, в которой ничего не отражалось. Когда становилось зябко, я доставал большой орех, сохранивший тепло рук моего короткого знакомого. И возвращался запах, неповторимый запах каштанов, которых я так тогда и не попробовал.

Но с тех пор иногда в сентябре я прихожу на старую набережную и смотрю, - не уродились ли каштаны.

Август, 1998


Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это
Copyright © В. Юркун, 1998
Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это