Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это

Влад ЮРКУН
КАПЛЯ СЛЕЗЫ



Тихо шуршали листья прибрежного камыша. Вот уже месяц стояла мертвая сушь, золотой на солнце пух тополей, словно мягкая поросль над губой юноши, летел неровными облаками над гладью воды. Весь день до заката висела в воздухе безжизненная тишина, и только с падением сумерек что-то просыпалось в округе. Где-то в заводях под кронами береговых ив, пустивших из ветвей корни, слышались всплески оживавших в остывающей воде карасей. ...И по самым дальним краям чаши озерной всполохами яркими вспыхивал пух: вдоль берега замысловатая полоска огня пробегала.

Совсем рядом кукушка прокуковала для кого-то. И вдруг замолчала.

- Ну вот, а я загадал, сколько нам она накукует. До этого двенадцать раз отсчитала, а сейчас всего один.

- Да, а мне все тринадцать раз.

- А на что ты загадывал - на часы или дни, или месяцы...

- Никогда не догадаешься...

- Ну-у, на что - на годы?

- Нет!

- Неужели на секунды?

- Не-а!

- Ну-у, на что, на что-о? - с нетерпением сказал голос в темноте, послышались смешки и какая-то возня. - А ну говори на что, а то я сейчас... Голос оборвался...

- Ой, отпусти.

- Не пущу-у-у, сейчас узнаешь, насколько я загадал.

Возня, всхлипы и смешки продолжились, и из-за белого от пуха, как шар, куста тальника выкатились два мужских силуэта. Тот, который был внизу, сопротивлялся недолго. Хотя, не останавливаясь, вскрикивал - "Не пущу, не пущу, не пу-у-у...", но вдруг перешел на шепот - "Не выходи, не выходи...", когда тот, что сверху, обхватил его крепкими руками за запястья и окутал своим телом, уткнувшись в затылок.

Необычные танцы двух силуэтов затихали медленно, рук и ног переплетения напоминали то странный танец фламинго, то стремительный галоп потревоженного стада диких лошадей. Но если бы кто-нибудь и оказался здесь в столь позднее время, то совершенно точно не смог бы разглядеть, сколько их сейчас было там - двое, трое или четверо. И лишь в какое-то мгновение, когда их тела неохотно разделялись, можно было о чем-то догадаться. Но никого не было...

- Слышишь, опять кукушка. Так на что же ты загадал?

Где-то сверкнуло, полоса молнии проскребла на смоляной фотопленке неба замысловатую белую царапину, и в след за ней докатился до озера шум грома...

- Гроза идет...

- Да, ну ты мне скажешь, что ты загадал? Скажешь!

- Ну, что ты опять придумываешь.

Где-то над озером небо, еще освещенное луной, клубилось переплетением грозовых облаков, порывами подымался ветер, и тогда несся метелью тополиный пух и жался к едва поблескивавшей воде. С неба было заметно, как озеро вскипало белыми волнами.

- Гроза, будет гроза...

- Да - гроза будет, это уж точно.

- Как это здорово!

- А вот это еще неизвестно.

- Ну, что ты опять...

- Ничего, ты скажешь, о чем ты загадал, сколько ты загадал?

- Гроза...

Из травы поднялась стройная тень, вслед ей протянулась рука и раздался голос: - Ну, куда же ты...

- Плавать, - прозвучало с отчаянием.

- Стой, не уходи, гроза же.

Еще один силуэт исчез в прибрежной тьме.

- Вернись, куда же ты...

И уже из-за камышей, сквозь всплески воды с резкой обидой мальчишеской слышалось...

- Сколько ты загадал?

- Вернись, гроза же.

- Сколько... Сколько...

- Вернись!

- Сколько... - слышалось все тише и тише... - Сколько...

И уже ближний гром заглушал ответы. А в отблесках приближавшейся грозы с берега, у круглых дымящихся, словно угли в воде, от срывающегося пуха шаров тальника можно было разглядеть, как куда-то в озеро уплывал человек.

И сюда, к этим шипящим от еще не начавшегося дождя деревьям, выбежал второй и сильно прокричал: - На всю жизнь, на всю жизнь загадал.

- На всю жизнь, - спокойно повторил для себя уплывавший куда-то человек.

- На всю жизнь, - повторил он чуть громче для озера.

- На всю жизнь, - прокричал он, резко повернув назад, к берегу, и почему-то заплакал. Капля его слезы упала на озерную гладь. На мгновение все затихло - так, что даже на берегу можно было расслышать, как слеза коснулась воды, и тот, на берегу, услышав это, вновь прошептал, а потом прокричал: - Возвращайся, дождь начинается... на всю жизнь... загадал...

Когда хлынул ливень, силуэты, соединившись, незаметно скрылись где-то за деревьями. И слезы капали, но дождь прятал их друг от друга.

Дождь до утра не прекращался. Стена воды смыла с деревьев и прибрежных зарослей оставшийся пух. К утру о летней метели почти ничего не напоминало. И только где-то над озером, над исчезавшем уже туманом медленно летели две откуда-то взявшиеся пушинки. К полудню нагревалась свежая озерная вода, и теплый поток воздуха без усилий поднимал их все дальше и дальше - куда-то к солнцу.

Лето, 1999


Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это
Copyright © В. Юркун, 1998
Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это