Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это

Влад ЮРКУН
ИЗАБЕЛЛА



I

Оставив все, приехал на море, в одно местечко, что возле Сочи. Не бывал там лет десять.

Изменилось многое, было не в радость. Ни, тебе, прежней тишины, ни провинциальной размеренности, ни того прибрежного колорита, связанного с определенными ароматами - перебродившей "Изабеллы", растрескавшихся арбузов и, особенно, перезрелых персиков, которыми прежде в черноморском сентябре пронзительно переполнялось пространство.

Впрочем, вовсе не за тишиной, покоем и безмолвием здесь оказался я. Хотя все это и звало меня сюда не однажды. Вырвала из действительности смерть тетки, кровная связь с которой устанавливалась с трудом какими-то там еще более дальними тетками с одною прельщавшей их целью: добиться и разделить на двоих старый, но вполне справный дом (и по нынешним представлениям все еще замок).

В ожидании я проводил второй день. Скучал в библиотеке, на веранде, откуда, со второго этажа, хорошо были видны корабли в море и круглая земля. Пару раз заходил ко мне сосед с лицом кавказской национальности. Крепкий здоровый мужик лет сорока. Добротный новый дом, что напротив, принадлежал ему. И в день приезда, облаянный сворой его собак, а потом и, кажется, женой его - грузной базарной бабой славянского вида, я стоял долго возле ворот высоких и глухих, пока не появился Рафик.

То есть Рафаэль.

Я узнал Рафика не сразу. Да и что сказать - много времени прошло. Ну, тогда, в 1985-м, сколько могло ему быть? Лет 25 пять.

Что осталось во мне от Рафика?

Научил играть в карты, курить папироску за зарослями бамбука в саду. Ах, да... Еще - получать удовольствие, однажды собственноручно ухватившись за промежность мою. И с того дня мы уже каждый вечер усиленно дергали друг друга за члены, и на моей бархатной жилетке оставались следы густых семяизвержений Рафика.

Жилетка, выгоревшая, обляпанная пятнами неизвестного для моей тетки происхождения, так и осталась здесь, и вчера была обнаружена мной. Неожиданное воспоминание вскоре заставило меня использовать верное средство от мужского безделья. И струя спермы вновь хлынула на старую жилетку, когда кто-то уверенно стукнул в дверь первого этажа.

Это был Рафик. Куча здорового мяса, оставлявшего за собой едва заметный крепкий мужской запах, будораживший мое сознание. Мне хотелось как можно скорее оказаться в его крепких шершавых руках, утонуть в бархате жестком волосатой груди его, вкус почувствовать "Изабеллы" молодой под усами жесткими, густыми.

Запрятал, как успел, член в штаны.

Поздоровался рукой еще влажной с Рафиком.

Пили на веранде крепкую "Изабеллу" из большой пятилитровой бутыли. Смотрелся Рафик во тьме вечерней обязательным объектом черноморского пейзажа. Выговор горца звучал под бордо листвы лоз виноградных привычно, обыкновенно. И, касаясь губами окровавленной вином пиалы, я думал о его незаметной здесь красоте, о том странно как, может быть, смотрелся на этом фоне непроглядной ночи южной сам я, волосы русые мои, серебром седины кое-где отдававшие.

Черный Рафаэль вел передо мной речи базарные, то об урожае последнем, то о ценах на базаре местном, где проводил он жизнь всю свою, чернее еще, еще и еще... пропитываясь спелыми этими, а иногда тленными ароматами природы щедрой.

Опьяненному хотелось мне просунуть в штаны его руку, нащупать, как когда-то, большое меж его ног крепких.

Нажрались до предела. Ссали стояли струями горячими под извилистым деревом грецкого ореха. Штаны Рафика пьяного на землю упали, я с интересом поглядывал на его ягодицы крупные. И Рафик был для меня опорой единственной, когда я, ширинку расстегнув, наклонился чуть и потерял равновесие, ухватившись непроизвольно за...

Дальше стояли, прижавшись. Нерешительно мял я в руке своей еще мокрый елдак его. Уткнулся в плечо, вдыхал запах его.

Он оттолкнул меня чуть. Я вздрогнул, отстранился, елдака не выпуская, и едва глаза приподняв.

- Хочешь... - сказал он вопросительно, сжав подбородок мой рукой, - отсоси тогда.

И я отсосал...

Сосал, сосал. Рафик мучился и кончить не мог.

Снова пили.

Несколько раз я брал в рот его елдак, сосал, ждал спермы.

Сам брызнул быстро, когда Рафик играл шарами моими.

Снова пили.

Утром проснулся в холле на большой пружинной кровати.

Первое вспомнил что - скрежет, скрип металла, вкус его.

Потом долгие, решительные толчки Рафика, сопение, брызги слюны его на спину, хлюпанье пота.

...Почувствовал что-то в заднице.

Вынимаю.

Разорванная резинка приятно шлепнула меня по ягодице.

"Ну и наебались..." - подумал я, обнаружив Рафика возле на кушетке.

Взглянув с отвращением на его вялый елдак, пошел на веранду в поисках остатков "Изабеллы".

II

...Когда прощались у поезда, Рафик долго держал мою руку, обнимал, задерживая в объятиях.

Возвращался я, смотрел на море без эмоций, усталый. И только влетели в черную дыру первого туннеля, как отрезвляющей мыслью пронеслось: оформил на себя второй этаж, а не холл, что на первом с кроватью. И где же нам в следующий раз?..



Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это
Copyright © В. Юркун, 1998
Эротические рассказы, gay, sex, гей, секс, гомосексуализм, Влад Юркун, Гомоэротическое путешествие по глубинам вашего сознания, Тематека, Спермотека, Юркуниада, 1001 рассказ про это