Аттрибуты настоящего защитника Родинки
Галерея Истории Органы Форум Об авторе


Гей-разведка
  • Флюгер 
  • Пятерка 
  • Дэнди 

    Инструктаж
  • Руки 
  • Либидо 

    Досье
  • Выборы 2003 
  • Гитлер 
  • Sexpolitics! 
  • Украина 
  • Пытки 
  • РОВД 
  • Гей-медведи 
  • Голубой PR 
  • Штирлиц 
  • Костиков 
  • Вольфыч 
  • Попы и КГБ
  • Чешежопица II 
  • Чешежопица I 
  • Явлинский? 
  • Павловский! 
  • Зеленый 
  • Жирик 
  • Лубянка 
  • Уайльд 


    В НАЧАЛО





  • ЗЕЛЕНЫЙ

    А вы когда-нибудь задумывались, что разговаривая на какой-нибудь плешке со старой знакомой "подругой", вы разговариваете не для протокола? Да, с "группой риска" работа ведется. И еще какая. Многие опера, наверняка, довольны своим пластилиновым материалом. Используют что называется, во все отверстия. Почитайте, почитайте откровения некоего провинциального мента, записанного местным журналистом. И какие ощущеньица?



     И последний из отправленных мной в архив - Зеленый, 41 год, зубной техник по профессии, а по сексуальной ориентации нетрадиционал, транссексуал, как их там еще по-солидному величают. Словом, педераст! Район у нас хоть и городской, но преимущественно пролетарский по составу населения и в сексуальном плане какой-то отсталый, заторможенный. В газетах читаешь, что столичные жители давно уж заголубели через одного, то есть половина народа гомики, а все остальные - некрофилы, зоофилы и поклонники резиновых надувных кукол, а у нас люди по старинке трахаются исключительно с лицами противоположного пола. Жаждущему дружбы и понимания гомосексуалисту очень трудно найти себе партнера на вечер. Вот и мыкался с детства голубой Зеленый по всяким притонам и малинам, выискивая недавно освободившихся из мест заключения, где, как известно, по независящим от тюремного люда причинам секс либо голубой, либо никакой.

    Ранее судимые привычны к мускулистым мужским попам, а на свободе с этим дефицит, тут-то и подворачивается им наш зубной техник с услужливо приспущенными джинсами. Быстренько мы его вычислили и взяли в оборот: либо ты будешь осведомлять обо всем увиденном и услышанном в притонах и от своих криминогенных трахальщиков, либо мы при каждой встрече будем тебя бить и всячески морально опускать. Зеленый и думать не стал - согласился с радостью. Я подозреваю, что с тайной надеждой: благодаря регулярному доступу к операм уголовки он думал постепенно поставить их в очередь к своим пухлым как сдобные булочки ягодицам. Но тут уж дудки. И так уж, когда я собирался на контакты с Зеленым, знающие моего агента сослуживцы ехидненько усмехались и советовали с преувеличенным доброжелательством: "Ну ты смотри там... Если что, звони по "02", мы примчимся на помощь!" - и ржали.

    Понятно, что после таких напутствий держался я с агентом преувеличенно недоброжелательно, сохранял дистанцию, на все его попытки завязать между нами не только служебный, но и человеческий контакт отвечал грубостями типа: "Закрой хайло, педик!", "Ты лучше выплюнь хрен изо рта и отвечай кратко на мои вопросы!" и все такое. Не нравился мне сам внешний облик его: какие-то дамские очки в золоченой оправе, приторный голос, типично женские какие-то ужимки. Однажды даже врезал ему в ухо за настойчивые попытки потрогать меня за колено: "Ты чего лезешь, козел?! Прибью, мандавошка!.." М-да... И настораживали его настойчивые приглашения к себе домой: "Чего нам на улицах болтаться? А так посидим…чайку выпьем..." Знаем мы таких чаевщиков! Подсыплет тебе в чашку чего-нибудь, отрубишься, а придешь в себя - без штанов!

    Надо отдать должное, сотрудником он оказался очень толковым: много замечал, много запоминал, никогда не привирал в донесениях, никогда не ошибался в выводах и прогнозах, прекрасно разбирался в человеческой психологии. После минутного разговора с человеком мог потом дать мне его достаточно точный психологический портрет. Он чувствовал собеседника - это редкое качество, которое соединялось с еще более редкой в подобных кругах личной порядочностью: ни одного из тех, кто тыкал в его услужливо подставленное очко, так и не сдал, щадил, жалел благодарственно. Стучал исключительно на тех, кто ему отказывал во взаимности. Не наркоманил, не воровал, не растлевал малолеток, честно трудился на ниве стоматологии. Ей-богу, приглядевшись к нему поближе, я понял, что его есть за что уважать! Мы как бы даже заключили "пакт о ненападении": он перестал трогать меня за конечности и совращать якобы случайно незастегнутой ширинкой, а я его не бью, не оскорбляю, называю на "вы" и по имени-отчеству. Короче, отношусь к нему как к обычному нормальному человеку, ничуть не хуже многих других. И в самом деле, ну подумаешь- гомосек! Главное, чтобы человек был хороший.

    Однажды я спросил Зеленого, почему - ранее судимые?.. Ведь он, с его интеллигентными манерами, вполне мог бы претендовать на внимание и более культурной части заголубевших жителей нашего города. Зеленый подавленно вздохнул. Оказывается, на весь довольно-таки большой наш город интеллигентных педерастов - жалкая кучка:

    два профессора мединститута, три художника, несколько студентов, парочка артистов, еще десятка полтора "голубей" с одухотворенными глазами, и все; в определенные часы и дни собираются они на

    так называемой "плешке" - уставленной скамейками аллее одного из городских парков, по соседству с общественным туалетом, куда так удобно зайти и камерно, так сказать, пообщаться. Так вот, некогда был наш агент на той "плешке" один из главных завсегдатаев, но потом начались жуткие интриги, злобная ревность (а голубые ревнивы невероятно!), наветы, поклепы, про Зеленого пустили слушок, что он спидовец, и "плешка" в панике от него отшатнулась. Бывать там и замечать, как в диком ужасе отшатываются от тебя твои вчерашние нежные любовники, тяжело. Так Зеленый "плешку" и покинул, а дальше у него было только два варианта: либо идти зубником в детскую поликлинику и во время медсеансов потихонечку щупать доверчивых подростков, либо заинтересоваться бывшими зеками. "Неужели я похож на СПИД-больного! - от жалости к себе, несправедливо оклеветанному, даже всхлипнул Зеленый (я незаметно отодвинулся от него подальше). - Специально ведь сдавал кровь на анализы, показывал всем справку - не верят, говорят, сейчас за деньги все купить можно! Негодяи... Нет, уеду отсюда куда-нибудь... в столицу! Там люди добрей и отзывчивей!" Но не успел.

    Нашли Зеленого в городском парке, в общественном туалете, мертвого: его сунули головой в унитаз и держали там, спуская воду, до тех пор, пока он не захлебнулся. Как он туда попал (точнее, что и кому хотел доказать своим появлением здесь) и кто его утопил, так и осталось неизвестным.

    Владимир КУЗЬМЕНКО,
    "Опер в законе", М., "Центрполиграф", 1999




    © 1999 Автор
    При поддержке www.gay.ru