Аттрибуты настоящего защитника Родинки
Галерея Истории Органы Форум Об авторе


Гей-разведка
  • Флюгер 
  • Пятерка 
  • Дэнди 

    Инструктаж
  • Руки 
  • Либидо 

    Досье
  • Выборы 2003 
  • Гитлер 
  • Sexpolitics! 
  • Украина 
  • Пытки 
  • РОВД 
  • Гей-медведи 
  • Голубой PR 
  • Штирлиц 
  • Костиков 
  • Вольфыч 
  • Попы и КГБ
  • Чешежопица II 
  • Чешежопица I 
  • Явлинский? 
  • Павловский! 
  • Зеленый 
  • Жирик 
  • Лубянка 
  • Уайльд 


    В НАЧАЛО





  • ВНУТРЕННИЕ ОРГАНЫ

    "Тайная жизнь Лубянки"

    КЛУБ "ГОЛУБОЙ БРИЗ"


    Предисловие: Начнем с публикации откровений бывшего сотрудника Лубянки И. Атаманенко. Советую прочитать его книжку целиком - захватывает. Написана легким языком. Автор умеет держать сюжет в напряжении. Но, конечно, здесь много просто "баек". И все равно интересно. Поумней А. Марининой будет.


     Старший швейцар гостиницы "Интурист", полковник в отставке Клим Рукояткин, немолодой русский здоровяк в темно-синем форменном мундире с золотыми пуговицами и позументом, наблюдал, как очередная группа делегатов Международного симпозиума по воздушным грузоперевозкам шумно заполняла вестибюль.

    Организаторы симпозиума изменили годами выработанный протокол проведения подобных мероприятий, решив начать с развлекательной части программы - с экскурсий и посещений традиционных столичных достопримечательностей: Большого театра, Кремля, Новодевичьего кладбища и пр. Поэтому, хотя открытие форума воздушных грузоперевозчиков было намечено на понедельник, 11 мая, участники начали съезжаться уже вечером в пятницу.

    За годы работы в вестибюле Рукояткин научился безошибочно ориентироваться в национальной принадлежности постояльцев гостиницы. Не владея европейскими языками, Клим уверенно отличал итальянцев от испанцев, немцев от французов, англичан от американцев. И дело не в цвете волос и глаз, росте и одежде - это для начинающих... Дело - в запахе, исходившем от гостей. Мыло, туалетная вода, дезодоранты - лучшие визитные карточки иностранцев, потребителей национальной косметики.

    Сложнее - с китайцами, японцами и южными корейцами: запах от них исходит одинаково рисовый. Впрочем, среди постояльцев "Интуриста" они всегда в меньшинстве и ощутимого приработка не дают. Стоит ли на них обращать внимание?..

    В общем, нюх - штука дорогостоящая и на "гражданке', ибо Клим шагу не ступит, чтобы помочь итальянцу или испанцу донести до лифта чемодан: ведь скупердяи же! Вот немцы и американцы, особенно пожилые, -другая масть: услужить им - дело прибыльное, а значит, можно забыть, что они когда-то были врагами в войне "горячей" и противниками в "холодной".

    Но основной статьей поступлений в личный бюджет Клима была, конечно, "работа" с сутенерами, проститутками и геями. В период массовых заездов иностранцев "розовые" и "голубые" волнами накатывались на этот утес, щедро его "озеленяя" - до 200 долларов за смену оседало в карманах форменной тужурки Рукояткина. Есть из-за чего держаться за место!

    - Так это!.. - окликнул Клим эффектную девицу в малиновой бархатной мини-юбке, успевшую не только смешаться с толпой делегатов, но и подхватить под руку ветхого старичка, едва переставлявшего ножонки. Традиционная уловка, известная под названием "бескорыстный поводырь", сколь примитивная, столь и действенная, срабатывала безотказно, но только не в дежурство Клима...

    - Пончик, я же отправил тебя в "отгулы" на пять дней - марш отсюда!..

    - Ну, Климушка, пусти... - увлекая за собой блаженно улыбающегося старого пердуна, девица направилась к швейцару, на ходу открывая сумочку.

    - Нет! - обрезал Рукояткин. - Придешь через пять дней - тогда и поговорим!..

    - Полкаш гребаный, сапог вонючий! Погоди, попросишь ты еще разменять тебе баксы...

    Проститутка так резво выдернула руку из-под мышки старичка, что того развернуло на 180 градусов, и он с приклеенной к губам улыбкой зашаркал обратно к дверям.

    Непреклонность Клима была вынужденной.

    Кто-то там, на улице, может, и под богом ходит. В "Интуристе" ходят под гэбэшниками. Накануне новый куратор, молодой полковник, собрал мужскую часть обслуги гостиницы для инструктажа. Не всех, а только "бывших". Представился по форме, удостоверение показал. Доверительно, как коллегам, зачитал список "персон нон грата" из числа сутенеров, путан и про-ституирующих геев, коим всенепременно должен быть перекрыт доступ к телам делегатов симпозиума.Ясное дело:чтоб не мешали работать "штатным".

    Ну, мы - не мальчики, всё это уже проходили!..

    Потом, значит, показал фото нескольких иностранцев, на которых нужно обратить особое внимание: кто к ним пришел, да когда, да зачем. Но тут ты слукавил, Казаченко! По всем признакам тебя интересует только один: англичанин с рыжими усами и в очках. Остальных ты показал для отвода глаз, чтобы зашифровать свой интерес к усатому очкарику, - факт... А знаешь почему? Да потому, что всех ты расселил в простых номерах, а англичанина - в том, что не только микрофонами и фотокамерами снабжен, но еще и специальным лазом, что ведет из вентиляционной шахты прямо в его апартаменты. Это чтоб скрытно, минуя коридор, попасть к нему. Значит, шмон устроите в его отсутствие... А ты думал! Мы ведь не вчера родились...

    Но по большому счету - не нашего это ума дело. Соль твоей трудовой деятельности - в разоблачениях и вербовках. Нашей -в чаевых. Не будешь нам мешать зарабатывать на мороженое внучатам - и мы, смотришь, тебе поможем. А как же - только так! Вон у меня внук: ему еще и пяти не исполнилось, а он уж ни в бога, ни в черта не верит. Это ж надо, чтоб в таком возрасте не верить в Деда Мороза! Перед самым Новым годом, в первый же свой детсадовский день, стал он "атеистом". Возвращается домой и заявляет: "Деда Мороза нет!" - и смотрит на меня так испытующе. "Странно, - отвечаю я, - вчера он звонил, сказал, что подарки тебе приготовил..." У внука на мордашке - отчаяние и сомнение. Но потом он все же решил, что подарки дороже убеждений, - прагматик чертов!.. "Знаешь, - говорит, - я, видно, что-то перепутал. Так когда он придет?"

    Сызмальства уже ничего святого в людях нет - веру на подношения меняют...

    Под конец инструктажа ты, Казаченко, нас ошарашил... Кураторы из центрального аппарата - они ведь как? Дают только свой рабочий телефон - ну, дежурного офицера на худой конец. Ты же еще и свой домашний оставил. Слыханное ли дело, чтоб в последнее десятилетие двадцатого века так горели на работе!.. Не иначе как из "варягов" ты, полковник Казаченко... А раз так, значит - дотошен без меры. А вот это нам на старости лет ни к чему...

    Но помочь - поможем. По мере сил и возможностей...


    ***


    Устроители международного симпозиума (и служба Маслова) ожидали прибытия в Москву более сотни представителей мужского пола из стран Европы, обеих Америк и Юго-Восточной Азии. Чтобы составить представление о том, какие проблемы воздушных грузоперевозок в первую очередь занимают умы деловых людей Запада и Востока, а также для того, чтобы естественные внутренние порывы делегатов в свободное от заседаний время нашли нужное российской госбезопасности, адресное применение, уже в пятницу вечером зал ресторана на третьем этаже гостиницы, где предстояло "столоваться" делегатам, и прилегающий к нему просторный бар были оккупированы гэбэшным "спецконтингентом".

    Подчиненные генерала Маслова и его зама полковника Казаченко позаботились,чтобы самый взыскательный воздушный грузоперевозчик имел простор для выбора и удовлетворения своих плотских капризов.

    За столиками тут и там рассредоточились элегантные, ухоженные мальчики со слегка подрумяненными щеками и подкрашенными губами - приманка для приверженцев нетрадиционной любви. Хотя - почему нетрадиционной, если люди поклоняются ей с тех самых пор, как осознали себя человеческой общностью? Если традиции этой любви корнями уходят в историю - в Древний Египет, Грецию, Рим, наконец, в Закавказье!..

    Почитателей любви разнополой поджидали очаровательные, дорого одетые жгучие брюнетки с аристократическими замашками или смазливые, раскованые, не менее жгучие блондинки.

    В интимном полумраке зала слышались голоса, иногда раздавался приглушенный смех - так из оркестровой ямы доносятся звуки настраиваемых перед представлением музыкальных инструментов "Маэстро, занавес!..


    ***


    Рудик вплотную придвинулся к собеседнику, коснулся лацкана его пиджака с огромным круглым значком - эмблемой симпозиума (летящий слон, к хвосту которого прикреплен железнодорожный состав) - и проникновенно произнес:

    - Я счастлив, что мы встретились, Тери... Я полюбил тебя с первого взгляда...

    Теплое дыхание кавказца обволакивало, от его бархатного баритона кружилась голова. Англичанин был взволнован и не скрывал этого.

    - Я тоже счастлив... Ты такой сильный и... нежный!

    - Нам обоим повезло, - не остался в долгу Рудик. - Давай выпьем за это... Нет-нет, только залпом!..

    Вдруг их колени встретились.

    - Руди, поднимемся ко мне в номер... - Иностранец подался вперед, но кавказец удержал его рукой:

    - Тери, я не хотел бы повторения вчерашнего вечера... Ты извини, но у тебя в номере я чувствую себя не в своей тарелке... Эта казенная обстановка угнетает меня, сдерживает мою страсть... Знаешь, милый, у меня есть идея... Мой друг сегодня впервые выступает на сцене Большого, мы зайдем поздравить его... Ромуальд - восходящая звезда российского балета! А там что-нибудь придумаем...

    - А как мы попадем в театр?!

    - Не волнуйся: у меня всюду друзья...

    Нежно поддерживая друг друга, молодые люди нетвердой походкой направились к выходу.

    Гений балета, длинноногий красавец с точеной фигурой, стирал пот и грим, когда Рудик и Тери проникли за кулисы.

    - Друзья мои, сегодня мой вечер, вы - в моем распоряжении!.. Мы должны непременно отпраздновать мой триумф! Сейчас же едем на дачу к моему другу!..

    В машине Рудик неожиданно вспомнил, что ему надо передать лекарство для отца, накануне с сердечным приступом попавшего в больницу.

    - Я скоро присоединюсь к вам, - успокоил он своего английского друга, выбираясь из машины.

    В холле дачи, куда Ромуальд привез иностранца, их встретил жгучий брюнет с волевым подбородком и темными кругами под глазами. Откупоривая бутылку шампанского и наполняя бокал Тери, он на безупречном английском прочитал несколько строк из "Баллады Редингской тюрьмы" Оскара Уайльда: великий гомосексуалист был заточен туда после того, как раскрылась его связь с мальчиком из знатной семьи. Тери был польщен. Ромуальд обнял его за талию и поочередно представил собравшимся, после чего все - Тери насчитал семь человек - перешли в зал, уставленный роскошной мебелью и необъятными кожаными креслами. Два брата-близнеца, похожие на евнухов, стали разносить холодные закуски и шампанское.

    Тосты звучали один за другим, шампанское лилось пенящимся ручьем, как вдруг погас верхний свет. Зажженными остались только свечи в виде огромных фаллосов в напольных подсвечниках. В порочном сумраке зазвучала скрипка.

    Из-за бархатной шторы выплыл обнаженный Ромуальд:

    лишь полоска черного шелка змейкой вилась вокруг талии, при каждом изгибе тела щекоча распущенным концом гениталии. С каждым аккордом, каждым тактом его плоть всё более восставала, и Тери почувствовал, как от возбуждения у него стало сводить правую ногу. Вдруг он услышал над своим ухом прерывистое дыхание. Обернувшись, он обнаружил за спиной длинноволосого блондина с мохнатыми черными бровями, который в каком-то сомнамбулическом оцепенении, не обращая внимания на присутствующих, неистово мастурбировал.

    Всех захватило соло гения российской сцены: скрипка стонала все надрывней, еще два обнаженных мужских тела слились с Ромуальдом в одно исторгающее похоть трио... Тери заметил, как из-за бархатной портьеры появилось неопределенного пола субтильное существо с огромной профессиональной видеокамерой на плече. Сгибаясь под тяжестью аппарата, ОНО переходило от кресла к креслу, снимая крупным планом присутствующих и исполняемый обнаженным триумвиратом гимн любви. Кто-то из темноты беспрестанно подливал в бокал Тери шампанское...

    Праздник плоти был в самом разгаре, когда толстый скрипач с ямочками на щеках и лихорадочно горящими глазами обнял Тери за талию и, раздевая на ходу, увлек в спальню. Как-то вдруг там же оказались еще несколько мужчин и ОНО с видеокамерой на плече...

    Заплетающимся языком Тери попытался объяснить, что любит Руди и не желает группового секса, но где там: его просто не слушали! Вялое сопротивление было воспринято как естественное кокетство и лишь раззадорило четырех возбужденных самцов. В следующее мгновение англичанин, с раздвинутыми, как у цыпленка табака, ногами, нагишом оказался на шелковых простынях...

    - Милый, я люблю тебя! - прорычал скрипач, вонзая свою плоть в Тери.

    Греховное действо достигло апогея, как вдруг вспыхнул верхний свет, и на пороге комнаты появились милиционеры. Перекрывая сладострастные стоны, один из них хрипло заорал:

    - Давненько мы за вами охотимся! Встать!..

    - Как вы смеете?! - истерично взвизгнул скрипач, проворно отпрыгнув от распростертого тела. - Я у себя дома! Это беззаконие!.. Вы вероломно нарушили неприкосновенность жилища! Я буду жаловаться! Это, -взмах руки в сторону лежащего Тери, - подданный Великобритании! Вы рискуете нарваться на международный скандал! Вы не имеете права: у меня больное сердце, я, в конце концов, инвалид второй группы!..

    Старший наряда терпеливо ждал, когда иссякнут аргументы, затем спокойно заметил:

    Теперь послушай меня, Педрилло второй группы! Тебе мы щас вызовем врача ухо-горло-жопа, а твоей подружке - королеву Елизавету... Сержант! Ну-ка, понятых сюда, живо!..


    ***


    Казаченко проснулся от беспрерывной телефонной трели.

    - Доброе утро, Олег Юрьевич... Это - Рукояткин, из гостиницы... Вы просили позвонить, если что... Жилец из 1093-го не ночевал в номере и до сих пор отсутствует...

    - Да-да, спасибо... Когда появится - позвоните мне или дежурному, - заученно произнес Олег, как вдруг до него дошел смысл сказанного швейцаром. "О, черт! 1093 - это же номер Теренса Нормана - заместителя руководителя английской делегации, технари у него вчера шмон проводили! - от этой мысли Каэаченко окончательно проснулся. - А где же "Дягилев"? Он же работает по Норма-ну... Вчера весь вечер они в баре сидели... И других поручений у агента не было. Что-то случилось? Или - самодеятельность "Дягилева"?! Странно: агент он надежный, проверенный... Хотя от этих "голубых" помощников можно чего угодно ожидать. Эти "божьи избранники" абсолютно непредсказуемы и неуправляемы!.."

    Олег яростно крутанул диск телефона:

    - Алло, Руди? Доброе утро... Спишь? Один? А где "Оскар Уайльд"? Что значит "Наверное, на даче"?! Ты звонил туда? Немедленно выясни... Да, я жду!..

    Казаченко набрал номер домашнего телефона Маслова. Генерал отреагировал на сообщение настороженно:

    - Переделкино, говоришь?.. Это значит, они на дачу к "Чайковскому" закатились... Я там лет десять назад клуб-педрариум под названием "Голубой бриз" организовал... для использования "голубого фактора" в наших целях. "Чайковский", "Нуреев" там такие душещипательные романы с иностранными дипломатами заводили!.. Иностранцы видели в "Голубом бризе" пристанище, где они могут обрести отдохновение от тягостных условностей социалистической морали, - мы же сделали из него кабинет психоаналитика, где дипломаты выкладывали своим партнерам все самое сокровенное... разумеется, перед микрофонами и видеокамерами. Информация била фонтаном... Да, было время!..

    Знаешь, Олег Юрьевич, становится до соплей обидно, когда видишь, что руководители наших спецслужб никогда не задумывались над тем, что неформальные объединения людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией представляют собой идеальные охотничьи угодья для добычи оперативно значимой информации! В свою очередь наши политические лидеры всегда недооценивали влияние "голубого фактора" на развитие межгосударственных отношений - а зря! Заглянули бы на миг в хронику событий столетней давности - знали бы, что делать сегодня...

    Взять хотя бы графа Владимира Николаевича Ламздорфа. Дед его был при монаршем дворе личным воспитателем будущего царя Николая I. Поэтому внук такого именитого деда получил привилегированное воспитание, окончил Пажеский корпус, стал придворным камер-пажем, затем поступил на службу в Департамент внешних сношений российского МИДа. За сорок лет службы Ламздорф прошел все ступени служебной иерархической лестницы: начал переводчиком, а закончил министром иностранных дел. Причем монархам, при которых Ламздорфу довелось служить, была известна его противоестественная тяга к молодым мужчинам: они за глаза называли его "мадам"...

    Но если мужеложство Ламздорфа было, что называется, его личным делом, то находились другие российские дипломаты, сумевшие поставить на службу державе свою нетрадиционную сексуальную ориентацию, и одним из них был секретарь российского посольства в Лондоне С.А. Козелл-Поклевский. Именно благодаря его усилиям и интимной дружбе с английским королем Эдуардом VII состоялось заключение англороссийского соглашения в августе 1907 года, нормализовавшего все связи между двумя державами. До подписания договора отношения России с Англией были довольно натянутыми, если не сказать враждебными...

    Сексуальная сторона предыстории вопроса такова.

    Эдуарду VII приглянулся приехавший в Англию князь Феликс Юсупов - да-да, тот самый, что организовал убийство Гришки Распутина. Кроме прочего, князь был известен при дворе как бесподобный бисексуал. При встрече с Юсуповым король Эдуард почувствовал в нем потенциального партнера (у них это происходит на интуитивном уровне)и воспылал к князю страстной любовью.

    Юсупов чувств венценосца не разделил, убоявшись пасть жертвой монаршего "молота", размеры которого, по словам очевидцев, превосходили всякие рамки приличия, и вместо своей ловко подставил вожделенцу интимную часть тела Козелла. Между ними завязалась нетрадиционная мужская дружба, которая и способствовала сближению двух стран... Вот тебе и сановные педерасты, и их роль в истории!

    "Голубой фактор" играл заметную роль также и в деятельности российских спецслужб, в частности, внешней разведки. В этой области гомосексуалы внесли значительный вклад и дали несколько личностей исторического масштаба. Ну, к примеру, Манасевич-Мануйлов...

    ...Вслушиваясь в размеренную речь Маслова, оценивая убежденность, с которой он произносил свой монолог, Казаченко не мог избавиться от мысли, что шеф всю ночь читал беллетристику, вышедшую из-под пера Валентина Пикуля. Однако, стараясь не обидеть начальника сделанным невпопад замечанием, упорно молчал, изредка выдавая в трубку какое-нибудь нечленораздельно-одобрительное междометие.

    Маслов откашлялся и уже окрепшим голосом продолжил:

    - Знаешь, для некоторых исследователей известный авантюрист XX века Манасевич-Мануйлов - это сосуд пороков. Мало кому известно, что он, выдавая себя за журналиста, на самом деле работал на российские спецслужбы: подвизался на поприще шпионажа, круто замешанного на гомосексуализме. Трудно сказать, какая из этих составных была ему более по душе и в какой из них он более преуспел. Суди сам, Олег Юрьевич, о его таланте разведчика...

    Шпионская карьера Манасевича-Мануйлова началась в 1902 году, когда он принял от Петра Рачковского парижскую резидентуру охранки. А уже в 1904 году он за огромные деньги приобретает для нужд русской разведки, конкретно - для Генерального штаба русской армии, японские шифры, которые на поверку оказываются страницами, произвольно вырванными из англо-японского словаря...

    Услышав, как рассмеялся Казаченко, генерал с напускной строгостью заметил:

    - Ты зря смеешься! Как говорил Антон Павлович Чехов, плохо начать - удел людей незаурядных и даже талантливых:

    хорошо начинают только посредственности...

    - А кончил он как? - прикинулся Олег несведущим, хотя отлично был осведомлен и о похождениях Манасевича, и о том, что в 1918 году он был расстрелян ВЧК при попытке перейти границу по поддельным документам.


    -К этому мы ещё подойдем ... Да, так вот, в приснопамятном Пятом управлении КГБ, которое народ иначе как "охранкой" или "управлением политического сыска" не называл, в свое время с успехом приняли на вооружение наработки Ивана Федоровича и иже с ним... Я имею в виду использование Манасевичем и его приспешниками практики дезинформации общественности через купленные на корню редакции газет и журналов в целях оказания давления на правительства и деловые круги Запада... Кстати, некоторые исследователи приписывают Манасевичу и соавторство известного антисемитского опуса "Протоколы сионских мудрецов", так как его появление в Париже совпало по времени с первой их публикацией, но...

    - А где же "явки в постели", проводимые Манасевичем со своими агентами-партнерами?.. Где и когда в своей разведцеятельности он проявил себя как гомосексуалист - ведь вначале вы, Леонид Иосифович, сказали... - Казаченко воспользовался паузой в затянувшемся монологе шефа. - Да и вообще, товарищ генерал, все эти ламздорфы, козеллы, манасевичи -это достояние истории... Вы наверняка располагаете более свежей информацией. Все как-то времени не хватало спросить вас о деле Джона Вассала, сотрудника английского военно-морского атташата в Москве... Тоже ведь "голубой" и тоже англичанин, как наш "Оскар Уайльд'... Последний, кстати, пока мы говорим по телефону, быть может, уже стал полноправным членом клуба "Голубой бриз"!

    (Олег пошел ва-банк, чтобы бесповоротно переключить внимание Маслова на более актуальные проблемы.)

    - Ну, о Вассале мы с тобой поговорим не по телефону, а что касается клуба "Голубой бриз", то как только я передал его на связь генералу Козлову да началось реформирование Комитета, так и высох фонтан...

    "Соседи" в красных фуражках давно на клуб глаз положили. Догадывались, что это наша вотчина и мальчики там забавляются с нашего ведома... Ко пока "внутренние дела" под нами ходили, завсегдатаи клуба были для них недосягаемы... А сейчас "соседи" вполне могут воспользоваться неразберихой в нашей системе - ну, ты понимаешь, -и нагрянуть на дачу с "оздоровительно-профилактическим рейдом". Хотя бы для того, чтобы нам досадить, а заодно и власть свою показать...

    Они ведь продолжают жить в советской эпохе: никак не могут смириться с тем, что сегодня каждый волен распорядиться собственной жопой по своему усмотрению... Заявись они на дачу к "Чайковскому", всем, кого застанут, статью "Мужеложство" будут шить, а хозяину еще и "содержание притона" пришьют... У них как в святой инквизиции:

    "Если дело не клеится - его надо пришить!" Опять же отчетность: показатели надо улучшать...

    Хотя могут пойти и по другому пути: попытаться перевербовать наших агентов. Припугнув их возбуждением уголовных дел, предложат негласное сотрудничество... Они ведь считают: где гомосексуализм - там наркотики, а это у МВД сейчас самая большая головная боль. Им, видите ли, срочно понадобились источники информации в среде наркодельцов! А о чем вы раньше думали?! Можно подумать, что раньше не было ни наркоманов, ни наркобизнеса... Спрашивается, кто вам мешал эти самые источники заблаговременно приобретать?!

    Как видишь, у "соседей" есть веские причины, чтобы взять наших помощников в оборот... Слушай! - спохватился вдруг Маслов. - Что-то меня прорвало сегодня с утра... Да и с чего это мы решили, что члены "Голубого бриза" - уже в ментовской?! Хотя, конечно, исключать этого нельзя. Н-да...

    После короткой паузы генерал добавил:

    - Получишь от "Дягилева" отчет - звони... Если что-то случилось, бери радиофицированную машину, дежурных следователей - и в Переделкино! Да, вот еще... Заедешь за адвокатом - ну, ты его знаешь: Генрих Валда... Я ему сейчас позвоню...

    - Что, и он - тоже?!

    Нет-нет, - рассмеялся Маслов, - Генрих - бомбардир традиционной ориентации... Он просто поклонник искусства, большой знаток классического балета, эстет с большой буквы... и приятель "Чайковского"...


    ***


    Через десять минут Казаченко перезвонил шефу:

    - Леонид Иосифович, наши худшие опасения оправдались: "Голубой бриз" в полном составе - у "соседей', в переделкинском околотке...

    - А откуда это известно?

    - "Дягилев" говорил с домработницей "Чайковского"...

    - С кем с кем? Там женщина появилась?! Быть того не может: "Чайковский" их на дух не переносит... Особенности секс-ориентации, ты ж понимаешь!..

    - Но агент называл имя Валентина...

    - Это "Чайковский" так зовет своего мажордома... Он -пассивный, потому и Валентина. На самом деле он - Валентин Феоктистович... А что "Дягилев"? Почему он самовольно бросил объект?!

    - Несет какую-то несуразицу: ему якобы надо было завезти лекарство отцу в больницу... Это в час-то ночи!..

    - Значит, переметнулся к "соседям"... Двурушник! Мало ему приключений на свою жопу, или они его на чем-то "зацепили"?.. Ну, с ним просто: перекроем ему выезд за границу (у него во Франции пассия) - сразу поймет, с кем надо дружить... А вообще, будь готов сделать из него агента-двойника... Нет - тройника, если он уже работает на "соседей". Пусть в поте лица отработает измену - заодно и мы будем знать, чем дышит конкурирующая синекура...

    Но это - потом. Сейчас кровь из носу надо забрать все материалы, которые менты успели наскрести на англичанина:

    протоколы, дактилокарту, фотографии! Побеседуешь с ним. Пристрелочная беседа, глядишь, со временем обернется вербовочной. Думаю, нам не помешает свой человек в "Бритиш эйруэйз". Времени на его изучение у нас нет, тем не менее контакт установить нелишне, но "под чужим флагом". Скажем, от имени МВД. А ты - сотрудник УВИРа...

    По идее, он сейчас пребывает в жуткой депрессии - вот и бросишь ему спасательный швартовый, обнадежишь. Побольше пряников - кнут подальше спрячь!.. Расцвети его в его собственных глазах, как праздничную елку: ведь никто не в состоянии смотреть на самого себя как на исчадие ада, как на подонка...

    Нам надо составить представление о его взаимоотношениях с "Дубом": не рассчитывает ли он использовать Нормана в своих целях в нынешний приезд, да и вообще как он из дипломата-разведчика превратился в воздушного грузоперевозчика? Ну, сориентируешься на месте! Остальное - как я тебе сказал. Генрих тебя ждет. Возьми мою машину: водитель знает, где Валда живет. Я через час буду у себя в кабинете - есть новости...

    - Леонид Иосифович, я, пожалуй, возьму с собой Пал Па-лыча. Чем черт не шутит! Он как-никак бывший увировец...

    - Удачи!

    ***

     Казаченко с Аношиным, оба в форме полковников милиции (штатное прикрытие спецслужбистов), вошли в дежурную часть переделкинского отделения в тот самый момент, когда четверо разгоряченных милиционеров, сбросив кители и сгрудившись вокруг телевизора, азартно обсуждали происходящее на экране:

    - Вот это он ему вдул!.. Ну, ты глянь, Вась!.. Во дает этот пухленький! Да он всю компанию покрывает, что твой племенной баран - отару... Нет-нет, ты глянь, чо деется-то!.. Мужик мужика гребет!.. И как им не паскудно делать это без наркоза?!

    - Кто старший? Почему пост оставили?! - перекрывая шум, гаркнул Казаченко.

    Милиционеры разом обернулись. Один засеменил навстречу:

    - Товарищ полковник...

    - Отставить! Где Хахалев? Распустились, понимаешь! Что, погоны носить устали?!

    - Товарищ полковник...

    - Отставить! Кто старший?

    - Я... Я и есть старший... Лейтенант Николенко... Капитан Хахалев отдыхает после ночного рейда...

    Казаченко через плечо дежурного увидел, как на экране мелькают сцены Содома и Го-морры. В одном из фигурантов он узнал англичанина. Решение созрело молниеносно:

    - Я вижу, вы тут плодами ночного рейда наслаждаетесь! Почему кассета не в сейфе у Ха-халева?! Где задержанные?! Где протоколы задержания?!

    Под градом начальственных вопросов-окриков Николен-ко было сник, но исхитрился и ответил на самый легкий:

    - Задержанные по подозрению в нарушении общественного порядка при совершении развратных действий в особо циничной форме сейчас находятся в камере, товарищ полковник...

    - Мы - из Главка... Я - полковник Казаченко, - при этом Олег жестом факира открыл-закрыл красную книжицу.

    - Проводи в кабинет Хахалева!

    Лейтенант на секунду замешкался: открыть кабинет своего начальника означало разоблачить себя и в другом - в использовании вещдока в личных, пусть и временных целях. Излишнее любопытство может быть расценено как самоуправство - это ведь с какой колокольни посмотреть... "Если с этой вот, - милиционер исподлобья глянул на Казаченко, - мигом на гауптвахте окажешься!..'

    Сомнения дежурного Казаченко прочитал на его лице.

    "Натиск, натиск и еще раз натиск!" - мысленно скомандовал себе Олег.

    - Чего мучаешься, Николенко? Когда кассету из сейфа шефа извлекал, тогда сомнений не было, а?.. Так вот, лейтенант, можешь и сейчас не сомневаться - в моей власти отстранить тебя от дежурства! А ты знаешь, что за этим следует...

    - Да не в сейфе она была - в письменном столе... - лицо милиционера пошло красными пятнами.

    - А-а, так не с тебя надо начинать - с Хахалева! Учишь вас, учишь, как обращаться с вещдоками, а вы... Так, мы теряем время! Кассету, материалы по задержанию - мигом сюда на стол! Сержант! - обратился Олег к надевавшему китель. - Пригласите остальных товарищей из Главка, - он указал на дверь. - Да! Постойте там на крыльце, подождите автобус с омоновцами: пока вы тут "голубыми" в свое удовольствие занимаетесь, бандитские "малины" в округе расцвели, понимаешь, а я взвод автоматчиков за собой таскай...

    Вошедший с коробкой из-под стирального порошка дежурный заискивающе произнес:

    - Но это не все, товарищ полковник... Там еще две коробки... Здесь - документы и главные вещдоки...

    - А именно?

    - Ну, трусы ихние, штаны, приспособления разные... Короче, сексуальный реквизит...

    - Беспредел!.. В дежурную часть вошли Валда и два следователя.

    - Я вас попрошу быстро ознакомиться с протоколами задержания, выявить возможные процессуальные нарушения. Прежде всего установите, кого приглашали в качестве понятых! - распорядился Казаченко.

    - Николенко! Всех задержанных, - Олег помахал извлеченной из видеомагнитофона кассетой, - сюда, в дежурку! Так, вы двое, - поворот головы в сторону оставшихся не у дел милиционеров, - доставите в отделение понятых...

    - Да они перед вами... - с тихим злорадством произнес Николенко.

    - Вот вам, Олег Юрьевич, и первое процессуальное нарушение! - включился в процесс дознания Валда. - Хуже: это должностной подлог!

    На мгновение в дежурке воцарилась мертвая тишина. Было слышно, как о стекло исступленно бьется муха.

    - Н-да, орлы... Натворили вы дел! Так, взяли ручки - и быстренько рапорты на мое имя! Кто, когда приказал, откуда поступила первичная информация, с какой целью проводился рейд, как проходило задержание... Короче, все в деталях! Товарищ майор, - обратился Олег к одному из следователей, - помогите молодым людям, чтобы они себя под статью о злоупотреблении служебным положением не подвели...

    - Понял, товарищ полковник! - бодрая готовность следователя выполнить распоряжение означала, что по крайней мере превышение милиционерами своих должностных полномочий будет отражено в их рапортах.

    - Бог мой! - вырвалось у Казаченко при виде появившейся группы задержанных. - Недаром в народе околоток называют отделение милиции... от закона!

    Шествие обнаженных актеров возглавлял скрипач, прикрывавший срам захваченным из дому прикроватным ковриком. Увидев Валду, он расцвел и шагнул ему навстречу. Адвокат проворно отвернулся и посторонился: конспиратор! Полыхнули вспышки: второй следователь, следуя полученным инструкциям, фотографировал процессию, окружившую дежурного.

    - Так, мы сейчас быстренько побеседуем с вами, господа, и - по домам... Начнем с вас, - кивок головы в сторону Нормана, с видом гимназистки, над которой надругались пьяные матросы, стоявшего несколько поодаль и прикрывавшего руками причинное место...



    ИГОРЬ АТАМАНЕНКО -- профессиональный контрразведчик и переводчик.. Владеет итальянским, испанским и английским. Работал в СССР и в ряде стран Африки и Европы. Подполковник КГБ в запасе. Книга написана на основе личного опыта.

    "МК", 25.04.99




    © 1999 Автор
    При поддержке www.gay.ru