Аттрибуты настоящего защитника Родинки
Галерея Истории Органы Форум Об авторе


Гей-разведка
  • Флюгер 
  • Пятерка 
  • Дэнди 

    Инструктаж
  • Руки 
  • Либидо 

    Досье
  • Выборы 2003 
  • Гитлер 
  • Sexpolitics! 
  • Украина 
  • Пытки 
  • РОВД 
  • Гей-медведи 
  • Голубой PR 
  • Штирлиц 
  • Костиков 
  • Вольфыч 
  • Попы и КГБ
  • Чешежопица II 
  • Чешежопица I 
  • Явлинский? 
  • Павловский! 
  • Зеленый 
  • Жирик 
  • Лубянка 
  • Уайльд 


    В НАЧАЛО





  • "ПЫТОШНЫХ ДЕЛ" МАСТЕРА

     14 апреля 1801 года в России были официально запрещены пытки при проведении допросов. Этот гуманный акт стал одним из первых законодательных документов взошедшего на престол императора Александра I. Так что же изменилось за без малого 200 лет? Наверняка можно утверждать лишь одно: что бумага, на которой был начертан тот указ, давно пожелтела. И сколько ни малюй слово "запретить" - пером или на компьютере, - пытки у нас были, есть и, похоже, будут всегда. Просто они здорово видоизменились вместе с техническим прогрессом. А биологическая сущность человека и его психология, по утверждению ученых, такие же, как и две тысячи лет назад.

    Из истории костоломства

    Историки утверждают, что сразу после слов, обращенных к царедворцам: "Батюшка скончавшись от апоплексического удара', - новый правитель Александр 1 изрек: "Все будет как при бабушке".

    Заметим: "при бабушке" - Екатерине Великой - пытки использовались вовсю. В то время как в просвещенной Европе они были уже запрещены. Причем в России меры физического воздействия применялись не только к подследственным, но и к свидетелям. Но Александр 1 в начале своего правления искренне хотел просвещения и гуманизма. Он страшно боялся повторить судьбу своего отца Павла, удавленного гвардейским шарфом в купальне собственного дворца.

    "Оттепели" на Руси всегда чередуются с "закручиванием гаек". Уже через 80 лет, в 1881 году, пытки опять вошли в арсенал дознавателей. Это случилось после убийства народовольцами императора Александра II. Пытки продержались "в законе" еще семь лет, а потом окончательно ушли в подполье. Где благополучно обитают и по сей день.

    Впрочем, будем справедливы: Европа в Средние века считалась куда более продвинутой в "заплечных делах", чем Россия. Достаточно вспомнить печально известный "испанский сапожок", дробящий кости ног.

    На Руси обходились без особых технических выкрутасов. Основными орудиями пыток были дыба, кнут и факел. На крайний случай из человека могли "нарезать ремней" и поокунать его в прорубь. В общем, все патриархально, по-домашнему.

    Если же кто-то захочет вспомнить о застенках Малюты Скуратова и об опричниках Ивана Грозного, то пусть уравновесит их диким разгулом святейшей инквизиции в Европе. Архивы сохранили имя саксонского судьи Карпцофа: в одной только крошечной Саксонии он приговорил к казни 20 тысяч человек!

    Несмотря на то что в "старой доброй" Англии пытки были официально запрещены, во времена, когда Петр I ездил в Европу учиться "ремеслам", там было казнено 90 тысяч человек. Петровские путешествия обернулись неожиданным результатом:

    вскоре по его возвращении Тайной канцелярии (политической полиции) и Разбойному приказу (уголовному розыску) были преподнесены последние пыточные новинки, закупленные в Европе.

    Военная тайна

    Что же такое пытка в современном понимании? Международная Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания это понятие сформулировала так:

    "Определение "пытка" означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать..."

    Как известно, основой международного законодательства, запрещающего физическое воздействие на людей, является Женевская конвенция. К ней в свое время присоединился СССР, ее положения разделяет и Россия.

    Так вот, 3-я статья этой конвенции запрещает "посягательства на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийств, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания...". А также "посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение".

    Законы созданы для того, чтобы их нарушать, утверждают циники и реалисты. Понятно, что труднее всего соблюдать высокие принципы гуманности на войне.

    Недавно трибунал Северо-Кавказского военного округа оправдал командира 503-го мотострелкового полка Сергея Соколова и его подчиненных, которые обвинялись в расстреле троих чеченцев еще во время первой камлании, в мае 1995 года. Трое мужчин крутились на "шестерке" вокруг блокпоста на трассе Новые Атаги-Шали, были задержаны федералами, после допроса признаны разведчиками (что вполне могло быть на самом деле) и, по версии следствия, расстреляны без суда.

    В ходе расследования, проводимого военной прокуратурой округа, появилась такая подробность:

    до того, как захваченные были "убиты при попытке к бегству", они как будто бы прослушали "сеанс телефонных переговоров": к головам пленников подводили оголенные концы провода армейского полевого телефона.

    Это орудие пытки по-армейски незамысловато и многофункционально. Чеченцы, в свою очередь, в подобных целях используют металлическую сетку кровати. Жертва привязывается к ней, к металлической же раме подключаются провода, которые втыкаются в обыкновенную розетку...

    В горных селениях, где с электричеством беда, практикуют другой, проверенный веками способ - сажание человека на кол. А еще отстреливают пальцы, уши и все остальное, что "растет" из туловища.

    Главная цель пытки в военных условиях - заставить пленного врага выдать военную тайну. А поскольку в армейских обозах больше не возят костоломных орудий, каждый изгаляется в меру собственной испорченности.

    Методика пыток описана в романе Владимира Богомолова "Момент истины", когда смершевцы "кололи" немецкого агента-парашютиста. Богатейший теоретический и практический опыт сталинской военной контрразведки (кстати, работавшей в годы Отечественной войны очень эффективно) используется спецслужбами и поныне.

    Уж так случилось, что все международные конвенции писаны европейцами для европейцев. Войны же сейчас идут в основном в тех регионах, где европейская культура всегда была чужеродной. "Азиатские" же войны исторически отличались особой жестокостью.

    В условиях войны вообще трудно провести границу между пытками и мучительной казнью. Так же, как в нынешней, даже мирной, армии - между пытками и "забавами".

    В конце 80-х прогремела история, связанная с гарнизонной гауптвахтой поселка Эльбан Хабаровского края. Помимо прочих, у солдат комендантской роты, охраняющих "губу", было две любимых "забавы".

    Одна заключалась в умении сыпануть в камеру, где сидели арестованные сослуживцы, хлорочки, а потом плеснуть туда же ведро воды. Дверь при этом, естественно, закрывалась. Через какое-то время заключенных солдат выпускали в коридор - они выползали на карачках, надрывно кашляя...

    Во втором случае арестантов просто кормили соленой рыбой и не давали воды. Когда один из узников в отчаянии перепилил трубу водяного отопления, "кичу" залило. Так обо всем и узнали - военная прокуратура возбудила против солдат-садистов уголовное дело.

    От "слоника" до "пресс-хаты"

    В создании внутренних "антипыточных" законов цивилизованные страны опираются в том числе на статьи Международного пакта о гражданских и политических правах. Например, ст. 7 этого пакта гласит: "Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию".

    А в ст. 2 того же документа говорится: "Каждое Государство-участник предпринимает эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток."

    Естественно, и законодательство России во всем, что касается пыток, приведено в соответствие с международными нормами. Но ведь закон что дышло...

    Во времена Николая I были запрещены и смертная казнь, и пытки. Выход нашли в "прогонке через строй". Виновного в преступлении просто приговаривали к 1000 палочных ударов, которые наносили солдаты, выстроившиеся двумя шеренгами. Так пытка это или обычное наказание? Если же несчастный умирал потом в лазарете, было ли это казнью?

    И в сегодняшней нашей правоохранительной системе вполне привычным стало такое понятие, как "прессование" подследственных. Главное - не оставить следов. Иначе адвокат при встрече со своим клиентом увидит синяки и кровоподтеки, накатает жалобу в прокуратуру... Да и следователь не одобрит такой халтурной "работы" оперативников.

    Стал уже классическим прием, когда подозреваемому предлагают поменять перегоревшую лампочку. Тот встает на табуретку, поднимает вверх руки и... получает удар дубинкой по почкам. Как результат - дикая боль, энурез, а следов никаких.

    Трюк с лампочкой был известен еще отцам современных дознавателей. А их дети придумали новый, ставший не менее распространенным: в пластиковую бутылку наливается вода, и такой специфической "дубинкой" человека бьют по голове. Он зарабатывает сотрясение мозга, а следов опять же - ноль.

    Я уже не говорю про пресловутого "слоника", который пришел в милицию опять же из армейской практики. Там на голову жертве надевался противогаз, а потом на нем пережимался воздушный клапан. В милиции с противогазами напряженка, поэтому чаще используется новый целлофановый пакет - чтоб был без дырочек.

    Козлов у нас всегда хватало, - сказал мой знакомый начальник одного из отделов уголовного розыска, - но сейчас их развелось удручающе много. Народ с мозгами в милицию не идет: кому охота хлебать грязь за такую зарплату и полное отсутствие уважения в народе? Поэтому старая школа сыска, когда за честь считалось "переиграть" преступника, используя хитроумные оперативные комбинации, знание психологии и обстановки, если и не умерла окончательно, то находится в агонии. Молодняк же предпочитает выбивать показания кулаком. Поэтому и сыплются дела в судах: ведь даже совершенно невинный человек под "прессом" может показать, что это он Троцкого ледорубом...

    Не надо все валить на жестокость ментов, - подключился к разговору другой опер. - Сейчас и преступность не такая, что была лет двадцать назад. Раньше в преступном мире были свои "профи", знавшие УПК, как "Отче наш". Таких действительно взять на арапа было невозможно. И вообще, даже среди преступников было меньше немотивированного зверства. А теперь воров в законе сменили отморозки. Ну на чем интеллектуальном можно поймать 20-летнего бандита, если он по жизни признает одну только силу?..

    Определенный резон в этих словах есть. Что, впрочем, совершенно не оправдывает "превышение должностных полномочий" (именно так деликатно в УК именуют пытки). Разве бандиты уже объявлены вне закона и их разрешено "мочить" без разбора? Повсеместный мордобой при задержании и "превышение" при допросах только подтверждают бессилие государства в борьбе с преступностью. Сильный способен задавить своим авторитетом и при этом проявить великодушие. Слабый всегда бросается в драку, дабы никто не разгадал его слабости.

    Да и "прессование" "прессованию" рознь. Более осмотрительные дознаватели предпочитают не пачкать собственных рук. Зачем, если хлипкого очкарика, подозреваемого в компьютерном преступлении, можно посадить в одну камеру с матерыми уголовниками (она так и называется - "пресс-хата"). А петом деликатно намекнуть: подпишешь показания - пойдешь домой под подписку о невыезде, не подпишешь - урки из тебя быстро "машку" сделают. Подпишет - а куда ему деваться...

    Вот скажите: действия обитателей "пресс-хат" можно подвести под понятие "пытки" или нет? С юридической точки зрения трудно: ведь прямую связь садиста-дознавателя и зэка-"прессовщика" доказать невозможно. Даже если подсудимый потом, в суде, расскажет всю правду о "недозволенных методах", в лучшем случае дело отправят на доследование.

    По сей день в демократической России действует ведомственное распоряжение МВД, выпущенное много лет назад. Оно запрещает предоставлять адвокатам сведения о здоровье подозреваемого, осмотренного в "больничке" СИЗО. Надо полагать, для того, чтобы адвокат не мог оперировать этими данными на предварительном следствии. Борцы против ГУЛАГА

    Так до сих пор называют себя члены правозащитных организаций, борющихся за права человека в местах лишения свободы. Они считают, что пенитенциарная система в нашей стране по-прежнему живет по традициям и правилам, заложенным еще в сталинские годы.

    Все наша работа и есть борьба с пытками, -сказала Марина Альперн, руководитель Общественного центра содействия реформе правоохранительной системы. - Пребывание людей в перенасыщенных СИЗО или на "беспредельных" зонах - уже пытка. В российских следственных изоляторах ежегодно гибнет до суда 2 тысячи человек. Еще 10 тысяч - на зонах. Причем 5 из этих общих 12 - от туберкулеза.

    Примеры "выбивания" из подследственных показаний мы регулярно публикуем в наших сборниках. Самое трудное - доказать, что физическое воздействие действительно применялось: это скрывается на всех этапах следствия. У нас в законодательстве вообще нет такого понятия, как "пытка". Здесь мы склоняем головы перед мужеством судьи из Саранска Василия Мартышкина, который впервые в судопроизводстве произнес это слово. Несколько лет назад он осудил на довольно значительные сроки нескольких сотрудников милиции, которые насмерть забили в отделении задержанного человека.

    Старейший в России общественный центр основан в 1988 году известным диссидентом Валерием Абрамкиным. Естественно, деятельность центра носит в основном информационно-консультативный характер. Сейчас в России за решеткой один миллион человек, и если начнешь разбираться с делом каждого, руки скоро опустятся. Да и нет у центра особых полномочий: будешь особо качать права, начальник исправительного учреждения тебя вообще на порог не пустит. И еще сотрудники центра очень надеются на понимание проблемы самим ГУИНом.

    - После передачи СИЗО и ИТУ Минюсту, -продолжает Марина Альперн, - количество пыток со стороны сотрудников администрации резко сократилось. Постепенно исчезают и "пресс-хаты". Поскольку дознание и следствие теперь относятся к другому ведомству, держать их в зонах просто нет смысла. Сейчас основная "пресс"-нагрузка сместилась в сторону изоляторов временного содержания. Вот там действительно творятся ужасные вещи!

    "Общественные контролеры"

    Как всегда, иностранцев у нас любят (или боятся) больше, чем своих, доморощенных правозащитников. Например, представители Европейской комиссии по предотвращению пыток имеют специальные мандаты, дающие им право заходить в любую российскую тюрьму. Для членов Европейской комиссии по предотвращению пыток - это всего лишь наша демонстрация ЕЭС, что Россия тоже стремится быть цивилизованной. Но проблему этим не решишь. Нужны свои, родные обладатели мандатов-"вездеходов". Госдума в третьем чтении все-таки утвердила закон с длинным названием, смысл которого - в общественном контроле за местами заключения.

    Мандаты, дающие право беспрепятственного посещения СИЗО, ИТУ и ИВС, должны получить 50 "общественных контролеров". От себя заметим: маловато будет на такую огромную страну. Но даже и этот "полтинник" кого-то не устроил: пока закон завис в Совете Федерации.

    Правозащитники грешат на уполномоченного по правам человека Олега Миронова, который отрицательно высказывался об этом законе в его нынешней редакции. При этом он вольно или невольно лоббировал интересы МВД, которому лишние наблюдатели вовсе не нужны. Олег Миронов просто не захотел брать на себя лишней ответственности. В соответствии с новым законом именно он должен был утвердить списки "общественных контролеров" и выписать им документы.

    Представляете, как сразу полюбят человека с мандатом все известные и неизвестные еще преступные группировки? И кто-двта.дараюмю, что в число 50 избранных не просочатся засланные бандитами "казачки"? Кандидатуры-то станут предлагать общественные организации..

    Пытки - дело тонкое. И это прекрасно понимают не только за нашей вонючей "колючкой", но и на политых дорогими шампунями европейских просторах. Во всяком случае, даже в знаменитой Конвенции против пыток оставлена приличная лазейка для палачей. В ст. 1 есть такие строчки:

    "В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызваны ими случайно..."

    У нас в России вообще всем управляет Его Величество Случай.

    А оставшийся до юбилея "пытошного запрета" год - как раз хорошее время, за которое можно хоть что-то изменить.

    Олег ТАГАРЧЕНКОВ




    © 1999 Автор
    При поддержке www.gay.ru