Аттрибуты настоящего защитника Родинки
Галерея Истории Органы Форум Об авторе


Откровения
  • За решеткой 
  • Горилла 
  • Чечня I 
  • Чечня II 
  • Мечтания 
  • Берегись! 
  • Пупс
  • Ежик

    Путешествия
  • Рязань
  • Казахстан
  • Челябинск 
  • Кустанай 

    Письма
  • Огурцы 
  • Конский 
  • Медвежонок 
  • Черная вдова 
  • Святочное 
  • Пудреница 
  • Баня
  • Воровки
  • Три дня
  • Минет
  • Подарок
  • Опущенный

    Солдатская правда
  • Правда-матка
  • Концлагерь 
  • О нас, о них 
  • Спать 

    Занятное
  • Анус 
  • Сперма 
  • Порно 
  • Гиганты 
  • Гиганты II
  • Гиганты III 

    Лычевлэнд
  • Лычевлэнд 
  • Параллели
  • Противники 
  • Ампоссибль
  • Коста-Рика 
  • Мальвина! 

    Гости
  • Поляки 
  • Gambling 
  • Leather 
  • Солдатская баня 
  • Геям 
  • Дёрнутый 
  • Воины Духа 
  • Три цыгана 
  • Алкоголик 
  • Натурал?
  • Полковник 
  • Носорог 
  • Колобокотанк 
  • Минька 
  • Игра 
  • Открытия 
  • Впервые 
  • 17 причин 
  • Урок 
  • ВВ-1 
  • ВВ-2 
  • ВВ-3 
  • Египед 
  • My Spartacus 
  • Spartacus II 
  • Spartacus III 
  • Spartacus IV 
  • Spartacus V 
  • Spartacus VI 
  • Spartacus VII 
  • Spartacus VIII 
  • Spartacus IX 
  • Spartacus X 
  • Spartacus XI 
  • Гимн 
  • Фамилии 
  • Ящерица 
  • Могутин 
  • Дорога 
  • Враги 
  • Встречи 
  • Онанист 
  • Пушинки 
  • Love story 
  • Что лучше?
  • Страх
  • Бардак
  • Инвалид
  • Гонки
  • Насилие
  • Листовка
  • Ах
  • Су'ки

    В НАЧАЛО




  • ПИСЬМА ДИМКЕ ЛЫЧЕВУ

    SUBJ: ТРИ СЧАСТЛИВЫХ ДНЯ
    Итак, Димуль. Обещанные историйки. Слушай внимательно. Расслабься, займи удобное положение. Историй много. Рассказик мой будет состоять из пяти частей.

    ИНТРОДУКЦИЯ

    Как ты помнишь, погодка в конце марта, начале апреля была просто потрясающая. Голубое небо. Тепло. Тихо. Мило. Именно на таком прелестном фоне началось мое путешествие. Хотелось чего-то доброго, теплого, хорошего. Взяв "шестерку-Балтику", я заскочил в уходящую электричку. И отправился в дальний путь. В Коломне меня встретили. Двое. Человек-фейерверк, талантливый компьютерщик и по совместительству поп какой-то новой российко-германской конфессии. Второй - Вова, а попросту Мама. Большой, толстый, 55-летний, одинокий. Вова потащил меня к себе домой. Именно у него мне и предстояло переночевать. Угощения. Рюмашка водки. Грустные истории. Мама недавно поменяла свою проклятую 3-комнатную квартиру (2 грабежа, убийство матери, кошмар!..) на 1-комнатную. Уютную, удобную. Тут-то и объявились ее родственники. Братья и сестры. "Получил деньги, делись деньгами". Мать-то у них была общая. Ужас. Сколько раз убеждался - хуже ближких родственников нет ничего на свете. Гораздо быстрее помощь придет от совершенно незнакомых людей. А родственники... Ладно, пока - не будем. О них еще предстоит чуть ниже. В общем, я посидел, пожалел Мамку, пообещал ей что-нибудь надыбать к вечеру, и отправился в баньку.

    Часть 1. КОЛОМНА. БАНЯ.

    И рассказывать нечего. Единственная проблема была - на входе два офицерика. Не хотели пропускать: "А, может, завтра придешь? Или часа через два - здесь почти никого не будет". Да уж! "Я ж в командировке (эротической, так и хотелось добавить). Ждать, ну, совсем времени нет". Бутылка темного "Афанасия" моментально решила проблему. Меня с радостью запустили в святая святых - помывочную курсантиков. Жалко офицериков даже стало - слишко резкий поворот.

    И стоило заходить, прорываться... Как будто специально подобрали курсантиков - такого количество ма-асеньких я еще не видел. Были даже до неприличия толстые и рыхлые курсантики. Но самое главное - ни у кого - вообще ни у кого! - ничего не шевелилось. И это весной! И это в такой замечательный день! Занудные разговоры о зачетах, учебе... Какая херня! И народа - почти ни кого. Заходило человек по 10. Что-то случилось в училище. Черт знавет что. Наверное, курсантики привыкли уже друг к другу. Не волнуются, не возбуждаются от своей обнаженной натуры. Наверное, лучше ездить к ним сентябре-октябре, во время осенних сексуальных обострений. Только у них появятся неопытные, стеснительные первокурсники, "деды" за лето друг от друга отвыкли... А мы-то думали - весна!

    В общем, не прошло и двух часов, я несолоно... из бани вышел.

    Часть 2. ТАМАНЬ II

    Я в ужасе думал о том, что скоро на меня должна наброситься голодная и любвеобильная Мамка. А я - без обещанных ей курсантиков. Один , ей - на растерзание.

    Срочно - на классическое место. Вокзал. Голутвин. Никого. Проклятье. Впрочем. А кто это с такой короткой стрижкой и в грязных джинсах, на татарченка похож? Дениска. Мама русская, отец - татарин. Приехал в Москву искать работу. Строить. Ничего не получилось. Сейчас собирается обратно в Москву, а оттуда - в Казань. А почему не дальше, в Рязань? Не знает, как оттуда добираться. "Куда ж на ночь глядя? Может, выспешься нормально, а потом вместе утром - в Рязань и дальше?" "Балтика" расслабила: "Хорошо". Поехали.

    Приехали. Мамаша слегка оторопела. Стрижка под ноль, на голове - шрам, лицо покрыто маленькими рытвинами оспинок. Правда, не одной татуировки. На груди небольшой крестик я уже потом заметил. Моя бутылка водки Мамку слегка расслабила. "Вов, а может Дениска подмоется?". "Сейчас я все дам." Полотенце, мыло, пошла мыть ванну. А мне уже - не терпится. "Денис, а у тебя?.." Пальцами я оттянул воображаемое сам понимаешь что и показал ножницы. "Нет, не обрезанный, я ж наполовину русский". О, если так запросто - на эту тему, значит, будет не так сложно.

    Веду Дениску в ванну. Он раздевается, а - выпускаю из себя пиво в совмещенно санузле. Он уже в ванне. Ну, что, может, решиться? Весеннее нетерпение... Приглядываюсь. Замечаю небольшой шарик. "О!" Дениска не сопротивляется. Я тянусь к его губам. Он - тоже. Вот это да! Начинает суетиться Мамка: "Ну, что там у вас? Нормально?" Выхожу. "Вов, давай, я вечером, а утром - ты. Ладно?" "Ладно", - но тон у Мамки уже не тот. Не тот, что утром.

    Опять мне не терпится. Снова захожу в ванну. Снова - поцелуи. Я репетирую ночь. Поворачиваю Дениску к лесу передом. Но у себя пока ширинку не расстегиваю. Глажу. Он стоит - скрестил руки на углу, уперся головой. Ладно, позже, позже. "Дениска, а ты все можешь?" "Сам догадайся. Я 9 лет в тюрьме сидел". Эта информация меня несколько отрезвила. Но. Нежный паренек, целуется классно. Посмотрим. Залетает Мамка, мы в объятиях, цалуемся: "Ну, что вы здесь застряли, сколько можно!"

    Выходим. Снова - за стол. Мамка нервно суетится. "Картошка? Огурчики? Водка?". Допили. Дениска: "Давай, сходи, возьми еще. Две". "А две-то зачем?" "На утро". Мамка объясняет, как найти палатку. Ох, страшнова-то ее одну оставлять. "Вов, ты осторожнее". "Ладно, - она явно нервничает, - иди давай". Иду. Нахожу. Прихожу.

    Вроде все нормально. Тихо и спокойно. Снова - за стол. Потом - на балкон - курить. Потом - за стол. Мамуля сильно нервничает: "Когда спать-то будете? Уже давно постелено". "Щас, извини, Володь. Дениска, давай, заканчивать". "Нет, давай еще чуток выпьем, у меня тогда лучше получится". Блин! Еще рюмочка. Идем.

    Мамка - на кроватке у балкона. Ложимся. Обнимаемся. Как он целуется, этот Дениска! Глажу его. Он - обнимается. Пробую опустить его чуть ниже. Не получается. Пробую перевернуть. Не получается! Обманул!!! Сам пробует сделать со мной тоже. "Нет, Дениска, мне это не нравится". Хватаемся - он за мой, я - за его. И - долго, долго. Я пытаюсь устроить хитрый маневр. Отстраняю его руку, и - сам. Дениска не дает. "Я все сделаю, как надо". Жду, вдруг решится. Нет. Только рукой. Снова убираю его руку. Он снова: плюет на ладонь, а потом - к моему. А что там, Мамка, несчастная? Могу себе представить, что она перечувствовала за эту ночку, старая, больная, хорошая, несчастная женщина. Кое-как засыпаем.

    Утро. Дениска закинул на меня ногу. Бужу его. Снова - за старое. Говорю: "Ты уж, чтоб Володя не обижался, трахни его, хорошо?" "Хорошо". Я - к Володе: "Володь, я договорился. Могу Дениса на улице подождать, или здесь, на кухне". "Нет, не хочу". "Вчера ж договаривались..." "Сейчас уже настроения нет". Что поделаешь. "Извини, Вов". "Ладно", - нервно машет рукой. "Оставь себе вторую бутылку водки, которую я вчера принес".

    За стол. Остатки первой ночной палаточной бутылки. Картошка. Собираемся. Денис мне: "Я-то уеду, а как Вова к тебе отнесется. Давай, я поговорю". Хороший мальчик. "Поговори". Мамка капризничает: "Ладно, идите, мне уже на работу". Я выхожу в подъезд. Дениска задерживается. Я возвращаюсь. Дениска выходит: "Я хотел, чтобы он на тебя не обижался. Ничего не получилось". "Поехали, опаздаем".

    Трынвай. Битком. Дениска забирается ногами на перекладину. Рядом - выход. Какий-то с виду антиллигентный мужик резко хватает его за руку: "А ну, слезь!" Вступаюсь я: "Ты что, руки распускаешь!" "А тебе какое дело!" "Сейчас вылетишь отсюда". "Давай выдем". "Если я выйду, ты пожалеешь". Так и поехали до вокзала. Нет, все-таки между людьми протягиваются нити. Часть из 9 Денискиных лет успела просочиться в меня за несколько часов. После этого случая чувствую - Дениска на все 100 - мой.

    Снова - пиво. Электричка. Прижимается ко мне, кладет руку на плечо, голову. Засыпает.

    Так доехали до Рязани.

    По пути я узнал, что первый раз Дениска сел в 15. "Я ж с ворами все время крутился. Слушал, что они рассказывали. Вот и решил попробовпть. Когда с мамой в трамвае ехали. Догнали, посадили на три года". Сидел два раза . Нет, по глазам совсем не скажешь, что сидел. Обычно у них, отбывших, взгляд сразу обо всем говорит. А у него - нет. Добрый? Мягкий? Нет, не скажешь. В электричке стал приставать к мужикам: "Сигаретку-то дай. А пяти рублей не будет?" Наехал на какого-то напряженного молодого парня, по которому было сразу видно, что сидел (Рязанская область - богата тюрьмами): "Давай зажигалками махнемся". Дениске понравилась зажигалка, сделанная под сотовый телефон. "Я брату в тюрьму везу" , - смог найти правильные слова "пассажир". Потом Дениска успокоился. Снова сел рядом. Достал семечки. Стал шелушить их и по одной класть... мне в рот. Такого у меня еще никогда не было. О таком я когда-то только мечтал. Так что же это все-таки было?

    В Рязани купили еще одну бутылку. Дениска стрельнул пятерку. Пошли в монастырь, проверять - не там ли отец Геннадий, к которому я ехал. Нет. Геннадия в Рязани не было. Придется ехать дальше. Присели на скамейку у монастыря. Дениска стал поить водкой молодую бомжишу, которая была с маленьким сынишкой. Сынишка потянулся к Дениске. Добрый, справедливый дядя. Тут появился некто в коротенькой курточке. Дениска - к нему. Долго о чем-то говорил. Вернулся: "Я с ним куртками поменяюсь. Мне его больше нравится." Тот, уходя, по-доброму, наивно: "Я через 20 минут вернусь". Появились другие бомжи. Стали пить. Дениска к ним. Пытался отнять бутылку. Смотрю на часы. Пора на вокзал, ехать дальше. "Дениска, пошли, если тебе в Казань". Пошли. По пути пристает к кому-то, "трясет" сигареты, деньги. Вдруг появляется тот, в куртке. Выясняется - художник, ходил к попам, освящать икону. Дениска к нему. Я - Дениске: "Не надо у него ничего брать. Он хороший человек. Художник". Меня уже стало развозить. Иду. Дениска отстает. Я жду. Появляется. "Куда ты исчез! Я волновался. Нет, ты мне скажи, если я тебе больше не нужен, я останусь здесь". Дениска, ты ж собирался ехать в Казань. Иду дальше. Он опять пристает к прохожим. Нет, я так не успею. Сворачиваю за угол. И... быстро на вокзал.

    Кошмар. Как мне, Дима, было трудно после этого. Человек ко мне потянулся. Раньше я о таком бы только мечтал. Что-то у меня внутри случилось... Сел в электричку. Взял пиво. Такое отчаяние, злость охватили. Конролеры. Я - слушаю музыку в наушкинах. Показываю билет. Билет - не до конца, но уплощено аж 4 рэ! Конролер - заметил. Трясет за плечо, что-то говорит. Я: "Убери руки" Снова трясет. Я: "Убери, не понял?" Снова трясет. Я: "Пошел на хуй". Уходит. Удивительно.

    Блин, как все-таки жисть несправедлива. Раньше я только мечтал о таких встречах. А сейчас - вот они. А я... В наушниках играл жестокий Мерилин Мэнсон. Навернулись слезы. И совершенно было наплевать, что и кто там обо мне подумает. Я почувствовал, если ты в себе уверен, наплевать на все. Толпа почувствует, что между ней и тобой - стена. И не рыпнется. Потрясающе испытывать свои чувства на Мерелине Мэнсоне. А еще на "Аэросмит". Водка наложилась на пиво. Музыка - на воспоминания, мысли.

    Так я доехал до Шилово.

    Продолжение следует.

    Впереди - еще три части.




    © 1999 Автор
    При поддержке www.gay.ru