Аттрибуты настоящего защитника Родинки
Галерея Истории Органы Форум Об авторе


Откровения
  • За решеткой 
  • Горилла 
  • Чечня I 
  • Чечня II 
  • Мечтания 
  • Берегись! 
  • Пупс
  • Ежик

    Путешествия
  • Рязань
  • Казахстан
  • Челябинск 
  • Кустанай 

    Письма
  • Огурцы 
  • Конский 
  • Медвежонок 
  • Черная вдова 
  • Святочное 
  • Пудреница 
  • Баня
  • Воровки
  • Три дня
  • Минет
  • Подарок
  • Опущенный

    Солдатская правда
  • Правда-матка
  • Концлагерь 
  • О нас, о них 
  • Спать 

    Занятное
  • Анус 
  • Сперма 
  • Порно 
  • Гиганты 
  • Гиганты II
  • Гиганты III 

    Лычевлэнд
  • Лычевлэнд 
  • Параллели
  • Противники 
  • Ампоссибль
  • Коста-Рика 
  • Мальвина! 

    Гости
  • Поляки 
  • Gambling 
  • Leather 
  • Солдатская баня 
  • Геям 
  • Дёрнутый 
  • Воины Духа 
  • Три цыгана 
  • Алкоголик 
  • Натурал?
  • Полковник 
  • Носорог 
  • Колобокотанк 
  • Минька 
  • Игра 
  • Открытия 
  • Впервые 
  • 17 причин 
  • Урок 
  • ВВ-1 
  • ВВ-2 
  • ВВ-3 
  • Египед 
  • My Spartacus 
  • Spartacus II 
  • Spartacus III 
  • Spartacus IV 
  • Spartacus V 
  • Spartacus VI 
  • Spartacus VII 
  • Spartacus VIII 
  • Spartacus IX 
  • Spartacus X 
  • Spartacus XI 
  • Гимн 
  • Фамилии 
  • Ящерица 
  • Могутин 
  • Дорога 
  • Враги 
  • Встречи 
  • Онанист 
  • Пушинки 
  • Love story 
  • Что лучше?
  • Страх
  • Бардак
  • Инвалид
  • Гонки
  • Насилие
  • Листовка
  • Ах
  • Су'ки

    В НАЧАЛО




  • Три цыгана

    Мать Эраста очень любила кино. Но она не смотрела всё подряд, а только те фильмы, где играли ее любимые акторы. В частности, она могла бесконечное число раз смотреть такие фильмы, как "Музыкальная история", "Золушка" или "Свадьба", ведь в них играли ее кумиры - Зоя Федорова и Эраст Гарин.

    Поэтому, когда у мамы должен был появится ребенок, а она конечно же ждала девочку, она хотела назвать ее Зоей. Однако появился мальчик, и она естественно назвала его Эрастом, хотя многие намекали ей на некоторую странность этого имени. Но ведь так звали ее любимого великого актера кино, гениальнее которого, по ее мнению, не было никого на этом свете.

    Когда Зоя Федорова снова появилась на экране после многих лет отсутствия и перепетий с замужеством за американцем и долгих лет в Гулаге, и после этого мама не пропускала ни одного фильма с ее участием и даже удивлялась словам самой Зои Федоровой на одной из встреч со зрителями, что теперь ей, уже немолодой и помятой женщине, приходится играть на экране одних "придурков". На самом деле мама считала Зою не только великой драматической, но и комедийной актрисой, и скорее всего она была права. Вся трагическая судьба актрисы, особенно ее смерть, воспринималсь мамой так, словно она сама была ее дочкой или родственницей. Про действительную дочку -Викторию из-за какой-то странной ревности, мама не могла сказать ни одного хорошего слова, хотя все немногочисленные фильмы с участием Виктории она смотрела с абсолютным восхищением…

    В общем, когда человек что-то любит по-настоящему, то это любовь навсегда. Сам Эраст также полюбил тех же артистов, что и мама. И если еще в школе, чтобы его в рифму не называли Эраст-педераст, он представлялся Эрнстом, то повзрослев, он даже стал гордиться своим именем, поскольку не было практически никого, кто бы после произнесения его, не вспоминал короля из "Золушки" или другие роли великого Эрастра Гарина.

    Когда Эраст учился в институте, он, как многие другие сокурсники, удивился, что одна из студенток -красавица и удивительная умница - полюбила цыгана из театра "Ромэн", "чокнулась" от этого и даже бросила институт. Но однажды Эраст совсем случайно, а может и не так, сам попал в цыганский театр, и тут-то он вспомнил свою сокурсницу. Ему, как и ей, понравились цыгане (а не цыганки). Правда, к этому времени Эраст вообще почувствовал, что ему намного интереснее не женщины, а мужчины, их торсы, задницы, а главное их мужские органы, красивее которых, как стало казаться Эрасту, природа ничего лучшего не создала. И вот в театре Эрасту почему-то показалось, что самые красивые члены должны быть у цыган. Конечно же в театре он ничего не увидел, просто у него возникло очередное предчуствие, на которые он был мастак и которые его практически никогда не подводили.

    Эраст заметил, что в некоторых городских туалетах посетители задерживаются у писуаров больше положенного времени, начинают посматривать на члены стоящих рядом с ними людей и даже доходят до возбужденного состояния собственного члена. И что стало постепенно фактом, что и у самого Эраста при наблюдении за штуковинами соседей сразу наступала дикая эрекция.

    По дороге на работу и домой Эрасту приходилось делать пересадку с метро на автобус и наоборот, и он всегда при пересадке успевал заскочить вроде бы по надобности в туалет около станции метро. Ему даже стало интересным, кого он там увидит в очередной раз. Ведь иногда там появлялись великие артисты кино, типа того, по имени которого назван киноцентр у Чистых прудов, или певцы, типа актера с Таганки с сиплым голосом. Сам Эраст стал часто оказываться рядом с очень хорошо одетым и не очень высоким человеком восточного типа. Он чем-то напоминал Эрасту главного артиста и руководителя цыганского театра.

    Случайные встречи с этим человеком постепенно стали регулярными, и оба они с удовольствием рассматривали члены друг у друга, особенно после того, как практически сразу при стоянии вместе, эти члены увеличивались в несколько раз в размерах и затвердевали, как асфальт. И вот однажды, когда они оказались в своем "подземелье" одни, руки каждого из них потянулись к "камню" другого. От этого соприкосновения Эраст пришел в состояние восторга. Но этим не закончилось - каждый начал сначала медленно и нежно, а затем неистово и жестко мастурбировать чужой член. В первый раз Эраст спустил практически сразу и просто сбежал с "места преступления". Но через некоторое время оба они оказались на том же месте и повторили всё ещё с большим удовольствием.

    Встречи их стали практически еженедельными, и каждый раз после них оба они делали вид, словно ничего не происходило - после этого оба они растворялись в огромном московском пространстве. Иногда восточно-кавказский партнер у писуаорв исчезал на месяц, но затем снова появлялся как ни в чем не бывало, и их бессловесные взаимоотношения с обменом большой энергией снова возобновлялись.

    Однажы танцевальный ансамбль народного танца, в котором занимался Эраст, решил отметить успешные выступления в одном из кафе Парка Горького. Все участники охотно согласились, и вот уже Эраст с другими танцорами из ансамбля отплясывает на площадке в середине зала совсем не народные танцы. Оторваться в диких и вроде бы неконтролируемых движениях современных танцев после "обязаловки" в ансамбле Эрасту доставляет большую радость, и здесь он полностью проявляется и выкладывается. Даже руководитель замечает: "Танцевал бы ты с такой же отдачей в нашем ансамбле, я бы на тебя как на премьера ставил программы".

    Но кончаются танцы, все снова рассаживаются, и на небольшую сцену выходят артисты, в основном бывшие "звезды" эстрады, только вышедшими теперь в "тираж". Но здесь у всех такое насторение, что все старые шлягеры воспринимаются на ура и как в первый раз. А когда на сцене появляется цыганский ансамбль, все уже разогретые в зале, воспринимают все танцы и песни, как свои, и даже подключаются к горячим цыганским пляскам. Но Эраст словно порализован - руковолителем цыгансклого ансамбля, его главным певцом и танцором является его молчаливый друг по "ручному" сексу. Тот, конечно же, сразу узнает Эраста и начинает исполнять всё только для него и его девушки (его партнерше по ансамблю). Только этот последний факт смягчает ситуацию, в которой оказывается Эраст. "Ты сегодня король!" - замечает в его адрес руководитель ансабля, который и сам почему-то всегда как-то по-особенному внимателен к Эрасту.

    А Эраст уже ничего не замечает, и у него одно желание - он хочет своего, теперь уже "озвученного после немого кино" цыгана. Он нервно встает и идет в туалет на первом этаже. Как ни странно, его цыган появляется сразу же вслед за ним. Они обнимаются и впервые страстно целуются. Но кто-то входит в туалет, и они разлетаются по сторонам. Через некоторое время они оказываются в одной кабине, и закрывшись, продолжают целоваться. Эраст поднимает цыгана и ставит его на толчок. Он умудряется снять его широкие артистические цыганские брюки и залезть головой под его яркую красную рубашку, Эраст делает это в первый раз в жизни, но так быстро и серьезно, что можно подумать о его занятиях этим делом в течение всей предыдущей жизни. Рот Эраста сразу находит то, что нужно, и совсем скоро он весь заполяется вязкой цыганской жиокстью.

    Цыган быстро соскальзывает на пол, поднимает на свое место Эраста и повторяеи все движения, который тот делал до того. Как и Эраст, он полностью заглатывает всю огромную порцию от сегодняшнего "короля", как назвал Эраста реководитель танцевального ансамбля. "У меня номер начинается", - говорит цыган и мгновенно исчезает. Самое жуткое для Эраста, что тот исчезает после этого навсегда. В туалет цыган больше не приходит, а в кафе Эрасту сказали, что контракт на выступления с цыганским ансамблем из Молдавии у них давно закончился.

    С горя Эраст стал посещать бани, расположенные недалеко от его дома. В одной из них, напротив завода синтетической резины, в тот день, когда туда регулярно приходил Эраст, стал появляться темноволосый мужчина лет сорока. Он был удивительно красив, подтянут и спортивен. Интересно, что при одном появлении Эраста у него всегда возбуждался член, а главное, что мужчина не стеснялся и не боялся при этом других посетителей, как бы гордясь своей штуковиной. Эраст же всегда краснел и старался перейти в другую часть зала или парилки.

    И вот однажды в одно из таких совместных посещений, мужчина подошел к Эрасту и попросил его остаться в зале после того, как уйдут все посетители. Но Эраста поразило даже не это обращение, а то, что мужчина сообщил, что он цыган и обязательно украдет Эраста. Эраст вначале даже не понял смысла этих слов. Но ему ведь и самому с самого начала хотелось быть с этим человеком и заниматься с ним тем, в чем ему было стыдно признаться даже самому себе.

    Когда немногочисленные посетители совсем исчезли, оба они перешли в парилку. Цыган сразу развернул Эраста к себе спиной и стал неистово и до боли целовать ее. Эраст был просто парализован от счастья и реализации тех тайных и многочисленных своих желаний, которые таились и скрывались в его мозгу. Неожиданно в совершенно теперь незащищенное анальное отверстие Эраста сразу вошла вся масса удивительно красивого и пропорционального члена цыгана. Тот умудрялся так крепко держать Эраста и так до боли защемлять другие части его тела, включая член, что дикая боль при первом проникновении как-то сразу исчезла. А слова и ласки цыгана сделали Эраста совершенно послушным. Под руководством цыгана он лег животом на единственную в парилке скамейку. Цыган широко раздвинул его стоящие на полу ноги, как это делают в участке полицеские с задержанными перступниками, и начал с дикой неудержимостью проходить взад и вперед совершенно не разработанный до того канал Эраста. "Так вот он как крадет меня", - думал Эраст.

    Затем он уже стонал и даже кричал, моля сначала прекратить, а затем снова вобновить этот процесс, прекраснее которого Эраст еще никогда не испытывал в жизни. Надо отдать должное цыгану: хотя тот начал процесс весьма неистово, закончил он его бережно, вынув из Эраста свою диковину и весьма ласково мастурбируя при этом рукой член Эраста, доведя его до сверхобильного извержения. Эраст чувствовал себя на седьмом небе.

    Встречи в бане продолжались еще пару месяцев. И цыган всегда всё делал так, как в первый раз. Но затем он исчез так же неожиданно, как и первый цыган. Еще месяц Эраст по инерции посещал эту баню, а затем стал ходить в другую около вокзала. В тот день недели, когда здесь стал бывать Эраст, в баню на помывку стали привозить отрядами солдат. Они мылись во втором, заднем зале бани. Но конечно, никому не было запрещено заходить в этот зал и мыться вместе с солдатами. Эрасту нравилось то, что глядя не его полувозбужденный член, многие солдаты также возбуждались, хотя и старались сделать при этом безразличный вид. Дальше, конечно, ничего не происходило, но только глядеть на молодых и стройных солдат с их возбужденными членами доставляло Эрасту огромное наслаждение.

    Неизвестно, что произошло, но в один из летних месяцев солдат в баню перестали привозить. Возможно, их отправили на учения. Но Эраст по инерции баню посещал. В один из таких вторников на скамейке напротив его стал мыться молодой цыган лет семнадцати с пышной вьющейся шевелюрой и огромным по размерам членом. В этот раз Эраст сам первый обратился к цыгану, сообщив тому, что у него были друзья-цыгане и он их очень полюбил. "А я тебя могу … так, как не может никто другой на этом свете", - сообщил, а вернее, предложил цыган безо всяких сомнений и обиняков.

    Для убеждения цыган поводил рукой по своему члену, от чего тот дошел до таких размеров, которых Эраст никогда еще в жизни не видел и от чего Эраст чуть не потерял сознание. Это был идеал во всех отношениях - по длине, толщине, пропорциям и абсолютно горизонтальному, как стрела в луке, расположению. Особенно красивой была широкая и овальная передняя часть всего этого оружия мальчишки, напоминавшая и в правду оружейный снаряд. Поразительным было и то, что этот молодой пацан уже знал все.

    И Эраст сразу пригласил его к себе домой, тем более, что летом он всегда бывал один (родители уезжали на дачу). Все страхи и рассказы о цыганах как ворах и гипнотизерах у него исчезли уже после первых двух случаев. Ему так снова захотелось, чтобы его "украли". В раздевалку они проследовали вместе и почти одновременно оделись. Эраст поразился красивой и яркой обежде цыгана, сделавшей того еще более привлекательным. А через некоторое время они уже были дома у Эраста.

    Юный, но опытный цыганенок сам аккуратно и быстро раздел Эраста и моментально скинул с себя всю одежду. Член его кажется и не опускался еще после того, как возбудился в бане. Было трудно определить, кому больше хотелось заняться делом - оба были совершенно и полностью готовы для этого. Цагын положил Эраста на кровать, закинув тоги того себе за плечи. Сплюнув обильно на свой "снаряд", он растер слюной сначала весь свой ствол, а затем и всё анальное отверстие Эраста снаружи и пальцами изнутри. Затем он яростно направил свое оружие на "вражескую" арматуру, сразу найдя в ней нужный проход. Цыган действовал удивительно активно и со знанием дела. Он вовлек в процесс все элементы нижней части Эрнеста и всего его тела. То только стонало и дрожало, извивалось и пульсировало так, словно Эраст был создан самим Богом только для этого момента и этого действия.

    Цыган умудрялся при этом крепко и с покусыванием целовать Эраста в рот, погружая глубоко в него свой язык. Не окончив, цыган быстро и неожиданно вынул свой член из Эраста, оставил того на том же месте, а сам, перевернувшись, направил свой теперь полностью вертикальный член в рот Эраста, проникая глубоко в горло последнего. Эраст сначала чуть не задохнулся, но быстро приспособился, поскольку цыган стал сосать с не меньшим неистовством окаменевший член Эраста.

    За ночь партнеры еще несколько раз поменяли позиции, и цыганенок один раз даже разрешил поиметь себя. Какие дикие и красивые движения своей попкой он только не совершал вокруг члена Эраста, это невозможно описать. Он то умело сокращал и сжимал, а то - расслаблял, как волшебник, мышцы своего анального отверстия, то доводил Эраста почти до верхней точки, а то снова с легкостью запускал того в полет.

    Затем, вспоминая все подробности той дикой ночи с цыганенком, Эраст даже не мог оценить, что больше всего ему понравилось.Но он честно признавался себе, что больше и прятнее всего было ощущать глубоко в себе (спереди или сзади) огромное и стальное оружие мальчишки с таким удивительным по форме и диаметру набалдашником. Цыган исчез на утро так же быстро и незаметно, как и первые два цыгана. Но на этот раз Эраст уже точно знал, что искать цыгана бесполезно: цыгане появляются сами, когда нужно. Тем не менее, одному цыганскому закону после этих случаев Эраст стал следовать в своей жизни - он теперь любит путешествовать и не задерживаться на одном месте.

    Владимир Кабаков




    © 1999 Виталий Лазаренко
    При поддержке www.gay.ru